Обучение магии в домашних условиях: форум о магии и колдовстве, гадании на будущее на обычных картах и Таро

Пожалуй, нет на земле более древней науки, нежели магия. Она была первоосновой всего. Высшей магией было сотворено все сущее на земле, и это не просто слова, ведь магия подразумевает под собой действия, в основе которых лежит слово. Магия вершила судьбы и изменяла ход истории, она была сильным орудием в руках опытных мастеров, владеющих сакральными знаниями и причастными к тайнам.

Для мага учителем является сама природа, все люди, с которыми он встречается на Пути. Особое значение имеет общение с подобными себе, когда обмен опытом и знаниями – это часть самосовершенствования. Именно там, где основным интересом является личностный рост, а предметом обсуждения – магия, форум мастеров становится одним из важных этапов

Sign in to follow this  
Sakura

Карты ТАРО и книга Ямвлиха Хаакидского "Египетские мистерии"

1 post in this topic

Книга «Египетские мистерии» представляет собой чрезвычайно интригующий текст, поскольку нам из­вестно очень мало о ее авторе и о том, когда и с какой целью она была написана.

В оккультном мире принято считать, что эту книгу написал Ямвлих, неоплатоник и самый выдающийся представитель александрийской школы, но эта точка зрения выглядит неправдоподобной. Во-первых, кни­га Ямвлиха (IV в. н. э.) называлась «О мистериях — египетских, халдейских и вавилонских», а во-вторых, эта работа датируется IV в. н. э. и связана с извечны­ми мистическими и философскими вопросами со­творения космоса и отношений между Творцом и со­творенным — она не включала никаких фрагментов и упоминаний об обрядах посвящения.

Однако нет ничего удивительного в том, что «Еги­петские мистерии» связывают с именем Ямвлиха. Как и Аполлон Тианский, он тоже был известен как ве­ликий волшебник, обладающий множеством сверхъ­естественных способностей. К примеру, существует история о том, как он сотворил из горячих источни­ков Гадары принципы Эроса и Антэроса в облике двух юношей. Он умел, кроме того, очень точно предска­зывать события и сообщаться с Творцом посредством теургических церемоний. Таким образом, он наверня­ка был знаком со значением и содержанием ритуалов посвящения, тем более что в ранние дни христианства эти обряды все еще играли важную роль во многих мистических школах. Однако несмотря на все это, его работа не имеет ни малейшего сходства с представ­ленным в этой книге текстом: переводы трудов Ям- влиха, сделанные Тэйлором (1821), Куиллардом (1895) и Хопфнером (1921), не содержат ни единого отрыв­ка, который был бы связан или каким-либо образом перекликался с материалом «Египетских

мистерий».

В 1901 году, когда американский оккультист и основатель Братства Света Элберт Бенджамин напи­сал, что его приятельница Женевьева Стеббинз сдела­ла для своих друзей перевод с французского издания «Египетских мистерий» Ямвлиха, он ошибался, хотя сам и не подозревал об этом; эта оплошность вполне объяснима.

Как принято было считать, французское издание представляло собой перевод с исходного манускрип­та, сделанный французским оккультистом Кристиа­ном — это имя было псевдонимом Жан-Батиста Пи- туа, автора известной книги «Красный человек из Тю- ильри».

Нет никаких сомнений в том, что Кристиан пере­вел эзотерический текст огромной ценности. Как би­блиотекарь, в обязанности которого входила сорти­ровка бесчисленного количества книг и рукописей, оказавшихся в распоряжении французской респу­блики после конфискации монастырских библиотек, и как ученый-эзотерик (познаниями в астрологии одарил его друг, Оноре де Бальзак, а проницательным пониманием Каббалы, магии и Таро — его наставник Элифас Леви), он был именно тем, кто способен по достоинству оценить духовное значение этих ману­скриптов.

Иными словами, «Египетские мистерии» были, вероятнее всего, переведены на французский язык Кристианом, но он сделал этот перевод не

с

манускрипта-оригинала (мог ли сохраниться до тех времен манускрипт четвертого века?), но с одной из многочисленных рукописных копий, которые распро­странялись в оккультном мире от средневековья до девятнадцатого столетия.

Примечательна та особая ценность, которую сам Кристиан приписал этому манускрипту, — он никог­да не издавал свой перевод официально. Среди работ, цитируемых Полем Шакорнаком, биографом Элифаса Леви и блестящим, эрудированным оккультистом, ни разу не упоминается обряд посвящения, описанный таким автором, как Ямвлих. Из этого можно заклю­чить, что, подобно Женевьеве Стеббинз, Кристиан распространял ограниченное издание манускрипта, приписываемого Ямвлиху и связанного с обрядом посвящения, поскольку он считал, что официальная публикация такого документа откроет излишне мно­гое о содержании этих посвящений. Те, кто исполь­зовал этот перевод в дальнейшем — принадлежали эти люди к американскому Братству Света или же к другим, французским или немецким школам, — так­же старались не публиковать чего-то большего, кроме романтических отрывков, кратких выдержек или от­дельных выводов.

Несомненно, возникает вопрос о том, на основа­нии чего Кристиан и многие другие могли прийти к выводу, что этот текст действительно принадлежит Ямвлиху. Любопытно, что ответ на этот вопрос обна­руживается в самой истории «Мистерий» Ямвлиха. В них египетский элемент намеренно подчеркивается: поскольку в то время Отцы Церкви неизменно отно­сились ко всему пришедшему из Египта с уважением и не отметали подобные материалы как ересь, имя Ямвлиха было, вероятно, добавлено к «Египетским мистериям» для того, чтобы текст обрел соответ­ствующий удельный вес. Более того, такие личности,

как Кристиан и Элифас Леви, последователи графа де Жебелена и Фабра д Оливе, всегда были склонны к по­искам источников всех эзотерических материалов в Египте или Палестине.

Немецкая рукопись конца восемнадцатого века, по которой был выполнен французский перевод, очень похожа на два типа рукописей, распространявших­ся в то время среди оккультистов. Один из них был основан на доктринах и ритуалах Египетского воль­ного масонства Калиостро, а другой — на ритуалах посвящения иллюминатов, частично политического, частично оккультного общества. Подлинные намере­ния Калиостро или Вейсгаупта и фон Книгге (осно­вателей ордена иллюминатов) не так уж важны для нашей темы. Важным является то, что оба общества достигли своего пика около 1780 года и оба они весь­ма охотно использовали таинства, пугающие ритуалы посвящения, основанные на том принципе, что на­стоящими членами общества могли стать только те, кто способен выдержать требования испытаний. Эле­мент жестокости, который может вызвать аналогии с мучениями обрядов достижения половой зрелости у индейцев и африканцев, отсутствует в большинстве прочих ритуалов посвящения, имеющих тенденцию подчеркивать сам факт инициации.

С другой стороны, элемент угрозы является на­столько явным фоном в «Египетских мистериях», что мы склонны полагать, что имеем в этом случае дело не с ритуалом, передаваемым с древних времен, или ритуалом розенкрейцеров либо вольных масонов, но с тем типом посвящения, который был введен Кали­остро или, еще ранее, орденом иллюминатов, то есть с посвящением, пронизанным элементами неоплато­низма и теософии. Это означает, что они не только остаются правдоподобными, но и вызывают впечат­

ление древних и имеющих египетское происхожде­ние — впечатление, навязанное терминологией.

Подведем итоги: вероятнее всего, этот текст был составлен в конце восемнадцатого века в кругах орде­на иллюминатов с намерением создать твердую осно­ву для того, чтобы лица, проходящие посвящение, любой ценой подготовились к распространению идей ордена. Какие бы сомнения в этом ни возникали, не­возможно утверждать, что это посвящение вступает в конфликт с какой-либо традицией; оно принимает во внимание оккультные законы — в том числе и с хро­нологической точки зрения.

Поскольку подробные описания посвящений чрез­вычайно редки — одним из немногочисленных ис­ключений является «Сокровеннейшая Тройная Муд­рость», единственный экземпляр которой был изъят после того, как инквизиция заключила Калиостро в тюрьму в Риме, — мы чувствуем важность публика­ции этого рассказа о посвящении в переводе на ан­глийский. Кроме того, этот текст предоставляет воз­можность задуматься о том, происходят ли акты по­священия в наше время.

Если инициацию рассматривать как метод до­стижения измененных состояний сознания, то она, безусловно, может оставаться значимой и сейчас, поскольку многие люди осознают, что за предела­ми прозаической повседневной жизни кроется иное, более великое существование. Если вы когда-нибудь влюблялись, вам известно, что монотонные жернова реальности способны внезапно превращаться в мир сверкающей радости — лишь потому, что вы позна­комились с кем-то особенным. И это не просто об­ман чувств. Это реальное состояние, в котором мы можем пребывать постоянно, если не позволим себе погрязнуть в тяжких трудах, отчаянии, страстях или аморальном поведении. Религиозные люди также зна­

комы с мимолетными проблесками иного мира, свя­занного с блаженным ощущением гармонии и покоя.

Целью инициации является необратимое обновле­ние. В этом различие между эзотерическим обучени­ем, с одной стороны, и современными терапевтиче­скими методами — с другой. Ибо там, где современная психология пытается помочь человеку почувствовать себя более комфортно в отношениях с самим собой, эзотерическая наука показывает, что за человечески­ми стремлениями кроется мир неограниченных пси­хических возможностей и содержания. Постижение самого себя является первым шагом к обнаружению и управлению таким миром — непрерывного обновле­ния можно достичь только путем пошагового разви­тия, которое является характерным признаком ини­циации.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this