Обучение магии в домашних условиях: форум о магии и колдовстве, гадании на будущее на обычных картах и Таро

Пожалуй, нет на земле более древней науки, нежели магия. Она была первоосновой всего. Высшей магией было сотворено все сущее на земле, и это не просто слова, ведь магия подразумевает под собой действия, в основе которых лежит слово. Магия вершила судьбы и изменяла ход истории, она была сильным орудием в руках опытных мастеров, владеющих сакральными знаниями и причастными к тайнам.

Для мага учителем является сама природа, все люди, с которыми он встречается на Пути. Особое значение имеет общение с подобными себе, когда обмен опытом и знаниями – это часть самосовершенствования. Именно там, где основным интересом является личностный рост, а предметом обсуждения – магия, форум мастеров становится одним из важных этапов

Авторизация  
Sakura

Колдуны старообрядчества

В теме 1 сообщение

Одушевление природных и космических сил, вера в их духов, в судьбу вызывали потребность в обращении к ним для оберегания человека, обеспечения благополучия, продолжения жизни , рода. У карелов существует нечеткость в различении функций добра и зла для разных представителей сверхъестественного мира, нечетким было и отношение к людям, вступавшим в силу своего особого “знания” в сношения с этим миром,что очень отчетливо прослеживается в оценке “знающих” , в делении колдунов на тех, кто умел насылать “порчу”, и тех, кто снимал ее. Образ жизни колдунов, функциональные и эмблематические аспекты их поведения – демонстрация своей “силы”, отмеченности, непохожести на остальных означает высокий уровень осознания своей исключительности, принадлежности к “чужому” миру .

Их контакты с нечистой силой были обязательны, и если уклонение приводило к наказанию – увечью, гибели, то выполнение, напротив, – к вознаграждению. Источником магических знаний колдуна является нерушимый сговор с теми или иными духами – “хозяевами” леса, озера, реки и т.п., достигаемый путем обмена его (колдуна) души на владение и подчинение нечистой силе, на дар заклятия и “слово-знание”. Колдуны, как носители иного начала были отделены от всех остальных членов общества как в жизни, так и в смерти. Особенно интересны в связи с этим весьма противоречивые и сложные представления и понятия о “душе” и “духе”. Собранный материал свидетельствует о том, что и архаическое и христианское сознание признает их бессмертными категориями, но в своеобразном преломлении. Архаическая модель бессмертия выражается в представлениях о потустороннем мире и населяющих его духах, о духе-двойнике человека, о духе-смертной силе 40, а также в культе предков – “забудущих людей” (т.е. бессмертие – для всех и каждого). Христианизированная модель предполагает “бессмертие” двоякого рода – для праведников и грешников, что определяется понятиями Страшного Суда, возмездия и наказания, рая и ада.

Колдун, отдавая или завещая свою душу нечистой силе (но не черту-дьяволу), не лишался своего духа-двойника, тем самым бессмертия не был лишен и он.

Душа (дух) колдуна (как и любого другого человека) уходит “наверх”. Смерть его всегда мучительна, в том случае, если он не осуществил передачу – не “сдал чертей” другому, чаще всего кому-то из родственников. В современной быличке об одном из местных колдунов сын по его просьбе поднимается на чердак дома и выбрасывает из окна сковородник с подвязанными к его концам “коробушкой” с чертями и веником, произнося особые слова, сказанные ему умирающим отцом. Поднявшийся вихрь (одна из ипостасей нечистой силы) подхватывает эти предметы, и колдун умирает .

Многочисленные рассказы о колдунах отличаются ярчайшими подробностями об их образе жизни. В первую очередь подчеркивается, что это люди вне Бога – не крестятся, не молятся, не ходят в часовню; смерть их обычно чрезвычайно тяжела, нередок и трагический уход из жизни; хоронят их отдельно (иногда и за оградой кладбища ). “Помощники”, выполняющие приказания колдуна, наделяют их и особой физической силой. Именно этим карелы объясняют особо подчеркиваемую деловую сноровку, “спорость” в крестьянском труде. Вот как рассказывают о колдунье, трагически погибшей в 1989 г. – “ела на ходу, вставала рано, уже в 5 часов у нее печка топилась, ни у кого еще сено не убрано, а у нее уже стог стоит. “Черти” постоянно требовали работы, и если ее не оказывалось, то колдун просил их, к примеру, “веревки из песка вить” . Оказавшись без дела, “черти” набрасывались на своего хозяина.

Диапазон “тайных” знаний владельца чертей был разнообразен, отчасти индивидуален и основывался на особом “видении” чужого мира, умении распознавать его образы, знать его язык, правила и нормы поведения. Способности колдовать, чаровать, толковать сны, приметы, знамения, насылать порчу, “навязывать чертей”, оборачивать людей в животных, лишать их половой силы, вызывать неурожай, эпидемии, эпизоотии колдуны направляли не только во вред человеку, но и, нарушая границы дозволенного для верующих людей, им во благо: “искали” пропавших людей и скот; знали и давали пастухам заговоры – “обходы”, снимали сглаз, “отводили” людей, находили воров и заставляли возвращать украденное.

Самым известным карельским колдуном еще в недавнее время был Василий Иванов (ум. в 1963 г.), по прозвищу Мутя, Мутяшов . Никогда не крестился, не ходил на исповедь; не нуждаясь в помощи и заступничестве Бога на фразу “Бог в помощь”, всегда говорил: “Положи здесь”. Из многих рассказов о Муте видно, что он владел некими безобидными видами колдовства, направленными исключительно на собственное благополучие и достаток. У него “водились черти”, имевшие облик трех девок, помогавших ему в работе: “все у него в руках горело, быстро работал”. По просьбе дедко Мути, люди, оказавшиеся рядом с ним в поле или лесу, всегда предупреждали о своем появлении криком. Его “чертихи” не христианские черти-дьяволы; в их облике,скорее,прогладывают черты местных внехристианских -”хозяев” окружающего мира – леших, водяных, полевых, домовых. Он владел различными способами “вызова” и общения с нечистой силой – прежде всего “диким” языком – “очень ругаться любил, материться”. Используемое им так называемое ритуальное сквернословие, не рассматривалось односельчанами как что-то циничное, а, напротив, считалось допустимым для него. В.Иванову приходилось, как и всем другим колдунам, постоянно “давать чертям работу”, иначе те “трепали его”,”он часто бывал битым”. Каждое посещение бани становилось для Мути своего рода обрядом колдовской инициации — он всегда мылся один, мытье сопровождалось слышными по всей деревне руганью, шумом драки; несколько раз выходил он из бани не только битым, но и ошпаренным. Особенно уверенно чувствовал себя, видимо, в водной стихии. Известны несколько рассказов о том, как “выручали” его черти на озере. О способе вызывания “чертих” известно со слов очевидца, приезжего молодого человека, изъявившего желание “перенять” у него чертей: на челе печи колдун водил безымянным пальцем левой руки, смоченным в наговоренной воде, после чего, как бы появились плясавшие маленькие чертихи. Помимо этой попытки “сдать” чертей были и другие, особенно перед смертью, что ему и удалось, так как умер он легко. Подтверждением акта передачи чертей по наследству детям считают гибель его сына, которого нечистая сила “задавила”; колдовские способности двух его дочерей, одна из них могла “развести любую семью”, “искала людей и скот”, давала “обходы” пастухам, которые зарывали их в “мурашевник”. Как и отца, ее отличала ловкость и сноровистость в работе. Исключительной была и смерть колдуньи – ее заколола в хлеву корова, что объясняют однозначно: “видно ока корове мохнатым (т.е. чертом) показалась.

Колдун, будучи вне правил и норм поведения старообрядческой общины – религиозных понятий “чистоты”, греха, души, рая и ада, не был вместе с тем и прямым слугой христианского дьявола, а, скорее, верным служителем низших демонов – покровителей конкретных природных сил, представителей мира предков. Тем самым колдуны сохраняли “родовое” архаичное сознание и отношение к “иному” миру, существование которого впрямую и не отвергалось православием, в связи с чем жизнь колдунов не порицалась, так как у них была своя судьба, не ими избранная и определенная.

Люди же всегда старались избегать колдунов, кроме того. страх, как и чувство “неизвестного” и как боязнь наказуемости (страха Божьего), присутствует у рядового члена общины при обращении к посредничеству колдуна. Но у колдуна проблемы страха и греха лежат в ином измерении. И если владелец чертей и подвергался осуждению и наказанию, то не за христианский грех служения нечистой силе, а за реальный вред, ущерб – т.е. преступление. Магические, регулятивные и социальные функции колдунов и знахарок в поддержании миропорядка не менее значимы, чем служение Богу и религиозное рвение “отче” и “книжниц”.

В слиянии “старой веры” и “старой магии” проявились универсальные возможности человеческого духа; нерасчлененностъ благочестия и греховности, “доброго” знания и “злого” очевидны для всей карельской культуры, что стереоскопично проявляется в образе жизни и поведении лидеров группы, владевших более глубоким, чем коллектив, пониманием сути явлений и связей.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация