Jump to content
Sign in to follow this  
маремьяна

Интересный рассказ "Пуговица от рубашки покойника"

Recommended Posts

Эту историю мне рассказал человек, которому я доверяю. Да и нет, в общем-то, смыс­ла лгать, если об этом можно узнать. Я с удоволь­ствием передаю вам этот удивительный рассказ, а верить ему или не верить — судить уже вам.

«Мне было девятнадцать лет, когда это про­изошло. Однажды мы с компанией ребят поехали на рыбалку. Естественно, что эта рыбалка была лишь очередным предлогом повеселиться и поку­ролесить вдали от родителей, которые всегда бдительно опекают детей нашего возраста, ведь мы уже были не прочь выпить пива и вина, а наши мамы боролись с этим изо всех сил. Нас было семь человек: Леха Смирнов, Иван Капустин, Илья Лавров, Кузька, то есть Кузин Пашка, Мальцев Сергей, Антон Забродин и, конечно же, я, ваш покорный слуга.

Расположившись на берегу реки, установив палатку и натаскав хворосту, мы приготовили и разожгли костер. У нас было много еды, благо­даря нашим заботливым родителям. И нарезав разных сортов колбасы и сыра, открыв походные консервы, мы с удовольствием все это ели и за­пивали пивком. Потом мы по очереди играли на гитарах и пели, затем наши разговоры коснулись знакомых девчат. Кузька, то есть Пашка Кузин, стал жаловаться на то, что его подружка Танька вчистую его отшила. Она так и сказала ему: „Будь мужиком, отстань и больше не ходи". Мы все ста­ли дружно Пашке сочувствовать, и тут кто-то из нас, кажется, Мальцев Сергей, сказал: „А вы зна­ете, что если взять и оторвать у покойника пугов­ку и донести ее от кладбища до дома у себя под мышкой, то покойник этот за своей пуговкой при­дет, а взамен исполнит любое ваше желание. Но чтобы этот покойник вас не утянул за собой, нуж­но сразу же после того, как вы скажете ему о сво­ем желании, произнести громко, вслух и без еди­ной запинки тринадцать имен: одно имя — Христа и еще — двенадцати его учеников. Если же кто-то при этом нечаянно запнется или перепутает име­на, то тот, кто загадывает свое желание мертве­цу, очень быстро умрет". На наш вопрос, кто ему об этом сказал, Серега пробурчал, что, мол, читал об этом в записях своей покойной бабки, которая при жизни умела гадать и лечить людей. Разговор перешел на споры о магии и на то, какую бы за­

дал задачу каждый из нас мертвецу, если бы тот заявился за своей пуговкой. Леха Смирнов ска­зал, что он бы попросил у покойника новую маши­ну и лучше бы иномарку, желательно черного цве­та. Капуста сказал, что хотел бы от армии отко­сить. Илюха Лавров заявил, что потребовал бы у мертвеца, чтобы тот задавил его отчима, так как этот гад уже всех достал, особенно мать, а она и так больная. Пашка Кузин, естественно, поже­лал, чтобы его Танька, как собачка, бегала за ним и при всех на шее у него висла и замуж за него пошла. Мальцев Серега сказал, что покойника боится и ни за какие коврижки в дружбу с покой­ником не войдет. Забродин заявил, что хочет од­ного — денег, и ради них не только у покойника пуговку отберет, но и голову ему оторвет. Когда спросили меня, я ответил, что такой вопрос надо обдумать, а вот так сразу в голову ничего не при­ходит.

Слово за слово, будучи уже в легком подпитии, мы неожиданно решили все же испытать судьбу, а заодно и проверить, правда ли все это или баб­кины сказки. В общем, так уж получилось, что мы, пока еще не совсем стемнело, собрались и по­перлись на кладбище, прихватив с собой лопаты, которые мы брали для копки червяков. Походив немного по кладбищу, мы остановились у мужс­кой могилы. Если честно, я до самого конца не ве­-

рил, что мы это сделаем — все происходившее выглядело какой-то игрой. Но по лицам ребят я уже видел, что они, под действием вина и новой идеи, были полны решимости. Могилу копали быстро и дружно, и наконец показался красный грязный гроб. Когда крышку гроба открыли, в нос ударил тлетворный, приторный запах, и мы уви­дели мертвеца. Каждый из нас молча, и наверня­ка крепко сжав зубы, срывал пуговицу с одежды мертвеца. Затем крышку прикрыли, и гроб был засыпан землей, а крест от могилы мы не воткну­ли, а положили его поверху земли. Не сговарива­ясь, мы в полном молчании сунули пуговки себе под мышки и заспешили на берег к своим вещам. Собрав имущество, все также молча, не разгова­ривая, мы все отправились обратно домой.

Уже на следующий день у всех нас жизнь стала заметно меняться, и, что самое интересное, про­исходило все именно в той самой очередности, в которой мы спускались в могилу, чтобы сорвать у покойника его пуговку. Первая новость была та­кая: к Лехе Смирнову приехала тетка из города и отдала ему ключи от почти новенькой иномарки, оказывается, у них умер зять, и они решили от­дать его машину ему. Машина была очень краси­вая, дорогая и черного цвета. И вся наша компа­ния с откровенной завистью смотрела на нее. Ве­чером, когда мы с Лехой прощались, я его

спросил, почему он такой смурной, ведь мечта его сбылась. Он, озираясь по сторонам, прошеп­тал: „Покойник приходил, и я отдал ему его пугов­ку. Прикинь, хорошо еще, что я знал имена свя­тых, я и ребятам их написал, могу и тебе дать, ес­ли ты хочешьЯ не знал, верить ему или нет, скорее всего, это совпадение и Леха меня разыг­рал, он вообще шутник по жизни, а то, что ему от­дали машину, так это бывает. Тем не менее, я поз­вонил одному из пацанов и старательно записал имена святых, которые ему дал Леха. Сидя на кровати, я мысленно зубрил имена, глядя на свою запись: Петр, Андрей, Иаков, Иоанн, Филипп, Нафанаил, Матфей, Фома, Фаддей, Симон, Иосиф и Иуда и, конечно же, Иисус Христос.

Поздно вечером, уже за ужином, моя мама об­суждала со своей матерью, с моей бабкой, но­вость — у Валентины Лавровой повесился муж. Бабка моя ахала и говорила, какой это грех, вот так вот взять, да и наложить на себя руки! А я в это время пребывал в шоке, получается, что Илюха Лавров действительно попросил мертвеца зада­вить его отчима, и тот задавился. На меня нашел ступор, мне было так жутко и так неприятно, как будто я ожидал беду. В этот момент мне позвонил Капустин Ванька, он уже знал про Илюшкиного отчима, но звонил он мне не поэтому, а из-за сво­ей новости. Он сказал, что его мамка через кого-

то решила вопрос с армией и даже ни копейки за это не заплатила. Она ему только что про это ска­зала. Не выдержав, я чуть ли не заорал в теле­фон: „А Он за пуговкой приходил?!" И Ванька хрипло ответил: „Да!"

Утром, как гром среди ясного неба, новое и ужасное известие — Антоша Забродин умер! Его мать пришла будить, а он уже мертв. Когда мы все шестеро собрались, наверное, каждый из нас думал одно и то же — Антошка, поди, запнулся или перепутал имена святых. Мы разговаривали, а неподалеку от нас кружилась Танька, Кузина подружка, он сказал, что она от него не отходит ни на шаг. Все хмуро глядели на меня. Получа­лось, что из всех нас мертвец пока еще не прихо­дил только ко мне, а я даже боялся об этом ду­мать. Да и никто из нас не говорил о визите по­койника. Рты наши были словно зашиты, а язык онемел. Когда Антона хоронили, я отделился от толпы и пошел к той могиле, которую мы разры­вали. Я зарыл пуговицу в землю, у мертвеца в но­гах. Попросил у него прощения и, стараясь не за­пнуться на слове и не перепутать имена святых, громко и четко их поочередно назвал. Вы не по­верите, мне вдруг показалось, что кто-то тихо произнес, как будто шепотом: „Иди с Богом и не греши!"»

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...