Обучение магии в домашних условиях: форум о магии и колдовстве, гадании на будущее на обычных картах и Таро

Пожалуй, нет на земле более древней науки, нежели магия. Она была первоосновой всего. Высшей магией было сотворено все сущее на земле, и это не просто слова, ведь магия подразумевает под собой действия, в основе которых лежит слово. Магия вершила судьбы и изменяла ход истории, она была сильным орудием в руках опытных мастеров, владеющих сакральными знаниями и причастными к тайнам.

Для мага учителем является сама природа, все люди, с которыми он встречается на Пути. Особое значение имеет общение с подобными себе, когда обмен опытом и знаниями – это часть самосовершенствования. Именно там, где основным интересом является личностный рост, а предметом обсуждения – магия, форум мастеров становится одним из важных этапов

Sakura

Кикимора

В теме 2 сообщения

Kikimora2.JPG

КИКИМОРА, КИКИМОР, КИКИМОРКА, КУКИМОРА – дух в облике женщины, появляющийся в доме, на подворье, в пустых постройках.

«Спи, девушка, мать за тебя вычтет, а кикимора спрядет!»; «От кикиморы не дождешься рубахи» [Даль, 1881].

— От силы нечистой зародилось во чреве сие детище, проклинали его отец с матерью еще до рождения, кляли-бранили клятвой великою: не жить бы ему на белом свете, не быть бы ему в обличье человека, гореть бы ему век в смоле кипучей, в огне неугасимом! Унеси, нечистая сила, дите свое из утробы матери за тридевять земель, нареки его там кикиморой, отдай на взращение кудеснику в горы каменные. Расти ему там в холенеге на беду всему роду человеческому, научаться премудростям, любому волшебству всякому!..

Елена Грушко «Венки Обимура».

Кикиморы как правило поселяются в помещениях, если под ними был зарыт труп ребенка, повешенный или неотпетый покойник, также в доме, где по какой-либо причине умерло дитя. Может быть наслана колдуном. Кикиморы обычно живут за печкой, под полом, на чердаке. Могут также обитать в заброшенных строениях, во дворе, в бане, в хлеву, на гумнах, в курятнике; даже — в кабаке. Днем от людей прячется, активна ночью, порой надоедают хозяевам шумом и возней. В тихие ночи бывает слышно, как они подпрыгивают, прядут и сучат нитки. Может допрясть оставленную пряжу, вот только не слева направо, а наоборот, но чаще обрывает и мусолит нити, жжет кудель, запутывает шерсть, которая была брошена без благословения. Шьет плохо, стежки кикиморы — неравномерные, неровные: «От кикиморы рубахи не дождешься» (русская пословица).

Существовал еще один вид кикимор, живших вдали от человеческого жилья. Это так называемая кикимора болотная, или лешачиха, или лопаста. Кикимора болотная обитала в глубине лесной чащи или на болотах, выглядела, как маленькая страшная старуха, неряшливо и убого одетая. Люди считали, что основным занятием кикиморы болотной являлось похищение маленьких детей. О ее визитах в дом можно было узнать по появлению мокрых следов на полу в избе поутру.

Kikimora3.JPG

Образ кикиморы в поверьях – один из самых многоплановых и «неуловимых». Как и многие другие духи дома и крестьянского подворья, кикимора редко показывается людям. Оставаясь невидимой, она дает знать о себе шумом, различными проделками.

Кикимору обычно представляют существом небольшого роста – крохотной старушкой (Яросл.) или маленькой женщиной: «В каждой избе хозяйка есть – кикимора. Вышла из подполья, маленького роста, с причетами» (Волог.); кикимора так мала, что не появляется на улице из боязни быть унесенной ветром (Волог.).

Кикимора может иметь облик обычной женщины (Волог., Олон., В. Сиб.); нагой девушки с длинной косой (В. Сиб.); быть очень уродливой, неряшливой (Волог.). Соответственно она представляется и одетой в рвань, лохмотья, и в женскую крестьянскую одежду; и с распущенными волосами, и с бабьим повойником на голове: «Повадилась кикимора у мужика ездить по ночам на кобыле и бывало загоняет ее до того, что оставит в яслях всю в мыле. Изловчился хозяин устеречь ее рано утром на лошади.

Сидит небольшая бабенка, в шамшуре (головном уборе – волоснике), и ездит вокруг яслей. Я ее по голове-то плетью, соскочила и кричит во все горло: «Не ушиб, не ушиб, только шамшурку сшиб!»« (Волог.).

Кикимора может обитать в хлеву, во дворе, в курятнике, в кормовом сарае, на чердаке (Новг., Волог., Олон.), в пустых постройках (Сев., Перм., Том.), в бане (Костр.), в кабаке (Самар.). Чаще всего она появляется в доме (выходит из подполья); помещается за печью, на печи или в голбце.

В некоторых районах России были уверены, что кикиморы существуют только в Святки (Новг., Волог.) или «одну ночь против Рождества» (перед Рождеством) (Новг.); «кикимора – дух, имеющий вид девушки в белой рубахе... живет до Святок в гумнах, а после Святок уходит», видят ее редко (Сев.). На Вологодчине считали, что кикиморы во время Святок рожают: их дети называются шуликуны, они вылетают через трубу на улицу и живут там до Крещения (19 января).

Однако более распространено представление о постоянном пребывании кикиморы в доме. Обычно невидимая, она обнаруживает свое присутствие в основном ночью: поселившись в пустом доме, она бросает во входящих камнями из развороченной печи (Том.); в жилых избах кикимора растворяет двери и перебегает из комнаты в комнату; тревожит скотину (Перм.); топает, стучит, гремит посудой, бьет ее, кидается из подполья луковицами, проказит с печной вьюшкой, мешает спать детям, щиплет перья у кур (Яросл., Новг., Олон., Волог.).

Кикимора мучит по ночам животных, стрижет на Святках овец (Новг.); гладит скот, ухаживает за ним, но, рассердившись, стрижет овец, выстригает шерсть у скота, волосы хозяев (Олон., Волог.). «Метящая» таким образом скот кикимора напоминает мокушу северных поверий, покровительствующую, по мнению ряда исследователей, овцеводству, прядению, «бабьему хозяйству».

В некоторых районах России кикимору представляют помогающей по хозяйству, но чаще всего ее проделки вредны; они не только доставляют мелкие неприятности, но могут буквально изгнать хозяев из дома: «В Сарапульском уезде Вятской губернии во вновь построенном доме оказалась «кикимора»: никого не видно, а человеческий голос стонет; как ни сядут за стол, сейчас же кто-то и скажет: «Убирайся-ка ты из-за стола-то!», а не послушают – начнет швырять с печи шубами или с полатей подушками; так и выжила кикимора хозяев из дому» [Зеленин, 1916].

Кикимора ночью невидимо прядет в избе (Новг.); в голбце (Яросл.). Перед бедой она плетет кружева в подполье и дает знать об этом громким стуком коклюшек (Волог.). Иногда она может «упрясть за хозяйку», но обычно мусолит, путает, рвет и жжет пряжу, которую оставили без благословения (Олон., Волог.).

Все это проделки незримой кикиморы. Видеть ее нежелательно, показывается она к несчастью (Яросл., Волог.), к переменам в доме. Одно из наиболее традиционных занятий кикиморы, за которым ее можно увидеть, – прядение. Она прядет, предвещая изменения в судьбах обитателей дома; может появиться из голбца и сесть на пороге возле двери (Волог.) или прясть, сидя на лавке. Если кикимора прядет на передней лавке, то это к смерти кого-либо из домочадцев [Максимов, 1903].

Доможириха, схожая с кикиморой, «сидит у кросон перед прибытком»: «Вот я раз ночью выйтить хотела, встала, смотрю, месяц светит, а на лавки у окоска доможириха сидит и все прядет, так и слышно нитка идет: «дзи» да «дзи», и меня видала, да не ушла. А я сробела, поклонилась ей да и говорю: «Спаси Бог, матушка!»

А потом вспомнила, как меня мать учила относ делать. Взяла щанечку да около ей и положила. А она ницего – все прядет. А собою как баба, и в повойнике. Только смотреть все-таки страх берет. А она ницего – все прядет. И много у нас тот год шерсти было...» (Арх.).

По некоторым поверьям, кикимора прядет не совсем обычным способом: она подпрыгивает (Яросл.) или сучит нитки «наоборот» (Костр.). Подобное прядение (не только в поверьях о кикиморе) может иметь особый, колдовской смысл. В частности, «наотмашь», наоборот, «от себя» невеста накануне свадьбы сучила, пряла суровую нитку – оберег от колдунов (Сарат.). Изготовленные в праздники «оборотные» нитки играли важную роль в домашнем обиходе, обрядности. Так, в Великий четверг бабы сучили нитки «наобоко» и перевязывали ими затем в случае болезней руки и ноги (Сиб.); при опахивании от повальных болезней из этих ниток делали вожжи (Влад.); в Великий четверг пряли левой рукой несколько нитей и привязывали к березе – на каждого члена семьи по нити: у кого пропадет нить, тот умрет (Новг.). Такая нить определенно соответствует «нити судьбы» человека.

Само прядение, особенно в большие годовые праздники, могло влиять на здоровье людей, животных, на благосостояние дома: «Прядение шерсти с произнесением заговоров» служит «для чарования скота и всего дома», ср.: «Как это веретено крутится, пусть скот и овцы выкручиваются из дома моего господина, чтоб стал пустой» [Запольский, 1890].

Запреты для людей прясть и ткать по большим праздникам указывают на сакральный смысл этих занятий, ибо в «поворотные», «переходные» моменты (полночь, Рождество, Святки) мир может быть правильно (или неправильно) «свит, сплетен, сшит или спряден, соткан».

Кикимора, в отличие от людей, иногда прядет только в Святки, в те двенадцать дней января, которые определяют ход всего будущего года. Очевидно, прядение кикиморы (когда она не вредит хозяйству) – это прядение «нитей судьбы» дома и его обитателей. Она персонифицирует судьбу, рок. Действиями кикиморы-судьбы, не только прядущей, объясняли и болезни скота и различные заболевания кур, а также несчастья, неполадки в доме и хозяйстве, причины которых непонятны.

Кикимора именуется иногда «женой домового», но она, скорее всего, вполне самостоятельный мифологический персонаж.

«Своенравная, как судьба», кикимора не столько помогает, сколько вредит. Так, например, хотя на Вологодчине камень с отверстием («куриный бог») и называли кикиморой одноглазым, подвешивали его в курятнике именно для охраны птиц от кикиморы.

Kikimora4.JPG

Кикимора не только персонифицированная судьба. В ее облике прослеживаются и черты покойника, проклятого, отсуленного нечистой силе: «Кикиморы – суть женщины, унесенные в младенчестве чертями и посаженные на несколько лет колдунами кому-нибудь в дом», – отмечал в конце XVIII в. М. Д. Чулков [Чулков, 1786]. В середине XIX в. И. Сахаров писал, что кикимора – проклятая (или родившаяся от девушки и огненного змея) девушка; она быстро бегает, далеко видит, не стареет, все знает [Сахаров, 1849 Х В.Даль также считал, что кикиморы – «девки-невидимки», но ими могут быть и умершие некрещеными дети [Даль, 1880]. Представления о кикиморе – неотпетом покойнике или проклятом человеке – прослеживаются в поверьях Вятской губернии, Поволжья.

По некоторым представлениям, кикимору могли напустить колдуны, а также насадить обиженные хозяином при расчете плотники, печники, подложив в каком-либо месте дома (в пазах между бревен, под печью и т.п.) «куклу-кикимору» или просто обрубок, щепку (но с наговорами).

«Дом был у одних тут, все девка в доме ходила. Все помогала. Оне уйдут, она чугунки просты возьмет и в печку затолкат. А то и молоть помогала <... > А ходила нага. И все делала. А спала раньше на полатях. И вот хозяйка пробудилась, рукой повела и ее учухала. А у ней, у девки, коса така длинна! Вреда-то не делает им, но опасно! И давай дом разбирать. И вот нашли куклу в матке... Дом перетащили, после этого ничего не стало» (В. Сиб.). В сходном сюжете кикиморы Акулька и Дунька, «насаженные» старичком странником, всячески вредят и в конце концов выгоняют хозяев из дома. Из-за «насаженной куклы-кикиморы» в избе «маячит» – чудятся то поросенок, то заяц, то собака и даже бык; раздается свист, плач ребенка; слышатся песни и танцы (В. Сиб.).

Кикимора, особенно смешиваемая с Марой (духом в доме, привидением), иногда предстает и своеобразным призраком, «ночным божеством сонных мечтаний» [Чулков, 1786].

Многозначность образа кикиморы отражена в самом ее имени, двусложном (кики-мора) и трактуемом различно. Первая его часть, возможно, возникла из звукоподражания, ставшего названием и птичьих криков, и самих птиц, а также причитания, плача: «кикать», «кикнуть» означает «кричать» (о птицах), «плакать, причитать» (о людях); «кикарика» – это и крик петуха, и сам петух; кроме того, «кика», «кики-болка» – «женский головной убор», в ряде губерний России напоминающий своей формой птицу.

Вторая часть названия – «мора», «мара» – может быть и наименованием самостоятельного мифологического персонажа (Мара – дух в доме, привидение, домовой).

Таким образом, в двусложном имени кикиморы отразились представления о ней как о существе, связанном с птицами (о курином боге? о куриной смерти?), и, возможно, о существе плачущем, причитающем перед бедой, а также о привидении, ночном кошмаре, персонифицированной судьбе, смерти.

Многозначность и некоторая расплывчатость представлений о кикиморе обнаруживается и в том, что кикиморой (шишиморой) может называться и лешачиха, лесовая русалка (Волог., Лен., Сиб.), и «водяная хозяйка» (Вятск.), и дух, сходный с полудницей, охраняющей поля с огромной сковородой (Волог,), и антропоморфная фигура, сжигаемая на масленицу (Яросл.), и лихорадка (Яросл.), и женщина-кликуша (Вятск.), и дух, вызывающий кликушество (Перм.).

Кикимора-судьба – существо достаточно непредсказуемое, поэтому в поверьях отмечено мало способов задобрить ее или вступить с нею в договорные отношения. Если кикимора начинала греметь посудой или бить ее, крынки перемывали водой, настоянной на папоротнике (считая, что кикимора после этого оставит посуду в покое). От проказ кикиморы помогали подвешенные в курятнике камень «куриный бог», горлышко разбитого кувшина, старый лапоть, кусочек кумача. Оберегая от кикиморы скот, в хлеву (под ясли) клали «свинобойную» палку. В доме, остерегаясь кикиморы, засовывали под печной шесток верблюжью шерсть с ладаном, не оставляли неблагословленными пряжу, веретена, прялки, коклюшки.

«Напущенную», «насаженную» кикимору-куклу отыскивали и изгоняли с помощью колдунов, стараясь задобрить «насадивших» ее мастеров.

Изгнать кикимору можно было и окропив дом святой водой, и с помощью заговоров. В некоторых губерниях России кикимору «для профилактики» выпроваживали из дома 17 марта, в день Герасима Грачевника. Изгнание кикиморы сопровождалось приговорами типа: «Ах, ты гой еси, кикимора домовая, выходи из горюнина дома скорее, не то задерут тебя калеными прутьями, сожгут огнем-полымем и черной смолой зальют» (Ю. Сиб.).

По поверьям ряда районов России, кикимора, как и домовой, боялась медведя и убегала от него: «В одной избе ходила кикимора по полу целые ночи и сильно стучала ногами. Но и того ей мало: стала греметь посудой, звонить чашками, бить горшки и плошки. Избу из-за этого бросили, и стояло то жилье впусте, пока не пришли сергачи с плясуном-медведем. Они поселились в этой пустой избе, и кикимора, сдуру, не зная, с кем связываться, набросилась на медведя. Медведь помял ее так, что она заревела и покинула избу. Тогда перебрались в нее и хозяева, потому там совсем перестало «манить» (пугать). Через месяц подошла к дому какая-то женщина и! спрашивает у ребят:

– Ушла ли от вас кошка?

– Кошка жива да котят принесла, – отвечали ребята.

Кикимора повернулась и пошла обратно и сказала на ходу: «Теперь совсем беда: зла была кошка, когда она одна жила, а с котятами до нее и не доступишься». [Максимов, 1903].

В поверьях XIX в. и особенно XX в. образ кикиморы часто обезличен: кикиморами могут именоваться самые разнообразные опасные, неприятные и нелюдимые существа.

Если кикимора наслана в дом колдуном то можно сделать так:

В доме надо найти куколку и сжечь ее на костре и тогда все проказы прекратятся и кикимора уйдет.

А вот еще один ритуал от избавления дома от кикиморы.

Ровно в полдень запрячь дровни, да не особо не смотреть что делаете. Дровни подвести к сеням, расстелить на них шубу мехом вверх. Взять старую метлу и мести ею избу, на потолке, под крышей и приговаривать три раза:

Честен дом, святые углы! Отметайтеся вы от летающего, от плавающего, от ходящего, от ползущего, от всякого врага, во дни и в ночи, во всякий час, во всякое время, на бесконечные лета, от ныне и до века. Вон, окаянный! Аминь.

Трижды перебросить горсть земли через плечо у сеней к дровням, да трижды плюнуть; после этого свезти дровни, и шубу в лес. Шубу там и оставить.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кикимвры, кикиморы, шишиморы, шишиги.

Так называются, по народному суеверию, духи низшего разряда, также принадлежащие к домашним духам.

У древних славян кикимвра была ночным божеством сонных мечтаний. Ныне кикимврами или кикиморами называют некрещеных или проклятых во младенчестве матерями дочерей, которых уносят черти, а колдуны сажают их к кому-нибудь в дом. Кикиморы хотя бывают не видимы, но с хозяевами говорят и обыкновенно по ночам прядут.. Они, если не делают живущим в доме вреда, то производят такой шум, что пугают и беспокоят. Говорят, что некоторые плотники и печники, осердясь на того хозяина, который долго не отдает заработанных денег, сажают ему кикимор в дом, отчего происходит такой шум и разного рода дурачество невидимой силы, что хоть беги из дома. Но лишь только домохозяин рассчитается, все прекратится само собою.

Шишиморы, шишиги - это беспокойные духи, которые стараются созорничать над человеком, в то время, когда он торопится и что либо делает без молитвы. Сюда также относят игош, то есть безрукого, безногого, невидимого духа, который тоже признается большим озорником, которому некоторые суеверы клали за столом лишнюю ложку и кусок хлеба.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти