Обучение магии в домашних условиях: форум о магии и колдовстве, гадании на будущее на обычных картах и Таро

Пожалуй, нет на земле более древней науки, нежели магия. Она была первоосновой всего. Высшей магией было сотворено все сущее на земле, и это не просто слова, ведь магия подразумевает под собой действия, в основе которых лежит слово. Магия вершила судьбы и изменяла ход истории, она была сильным орудием в руках опытных мастеров, владеющих сакральными знаниями и причастными к тайнам.

Для мага учителем является сама природа, все люди, с которыми он встречается на Пути. Особое значение имеет общение с подобными себе, когда обмен опытом и знаниями – это часть самосовершенствования. Именно там, где основным интересом является личностный рост, а предметом обсуждения – магия, форум мастеров становится одним из важных этапов

ivan-ka

Пользователи
  • Content count

    2
  • Joined

  • Last visited

About ivan-ka

  • Rank
    Новичок

Информация

  • Пол Не определился
  1. Случается так, что человек умрёт прежде, чем начнёт жить. И что же происходит с непрожитой им жизнью? С его радостями и горестями? Куда они уходят? Случилось так, что жил один бездарный Чеканщик, чтобы он не сделал, было настолько ужасно, что проплывающие мимо облака, взглянув на его работу, тут же разрывались дождем от смеха. Всю свою жизнь он пытался создать произведение искусства, но у него никогда, ни чего стоящего, не выходило. Уставший от работы, пошел он как-то на шумную, горную реку с желанием искупаться. Люди ему посочувствовали: "Не ходи река слишком бурная и глубокая, ты утонишь, а воды ее столь стремительны, что тело твое уже ни за что не отыщут в её мутных просторах". Но Чеканщик и слышать не хотел, что ему говорят другие. Результат не заставил себя долго ждать. Больше чеканщика никто не видел, он утонул. И сколько не пытались его отыскать, ни чего так и не вышло, чеканщик исчез, словно и не жил вовсе. Только глупая жизнь Чеканщика сидела на берегу реки в ожидание того, что он всё-таки появится, но ожидание было тщетно. Захлебываясь, из воды выбегали на берег только его мысли. Это был целый зоопарк, они ходили на руках, прыгали, орали, о чём-то спорили, а несколько мыслей даже хорошенько поколотили друг друга. Жизнь Чеканщика посмотрела на всё это безобразие и побрела, куда глаза глядят. К удивлению она обнаружила, что теперь ей не нужно ни одежды, ни пищи, ни даже сна. Она свободно могла обходиться без всего этого, и к тому же теперь жизнь Чеканщика могла без препятствий проходить любые строения и даже горы. С Чеканщиком её жизнь была полным мучением, но теперь для неё открылись безграничные возможности. Только одно мучило жизнь, что ей делать и куда идти. Раньше всё за неё решал Чеканщик, а теперь ей пришлось стать самостоятельной. И жизнь решила, что ей нужно искать Чеканщика. Но где и как она не знала. - Иди к старой змее Кундалини - послышался писклявый голос откуда-то сверху. Жизнь подняла голову и увидела под кроной дерева висящую мысль Чеканщика. Все остальные мысли разбежались по всей земле, а эта осталась висеть на дереве. - Что это за змея? – Спросила жизнь. - Узнаешь когда найдешь. – Ответила мысль. И жизнь отправилась в своё не лёгкое путешествие. Так как она абсолютно не имела представление куда идти и где искать эту Кундалини. Жизнь просто закрыла глаза и стала кружиться на одном месте. Затем она застыла, открыла глаза и пошла в направление, куда устремился её взгляд. Одна нога у жизни была короче, и она всё время двигалась как бы по очень большому кругу. Но с каждым шагом круг уменьшался, ведь фактически, жизнь двигалась по большой спирали. Она всё шла и шла, пока не наткнулась на огромный столб из черного камня. На самом деле первый шаг, который она сделала в начале своего путешествия, оказался последним, если не сказать единственным. Жизнь обошла полмира, но в конце своего путешествия оказалась на том, же месте, откуда и вышла. От удивления она изумилась самой себе. Но ещё большее изумление у жизни вызвала та картина, которую она увидела. Искрящийся и переливающийся всеми цветами радуги на солнечном свете, столб обвивала в три с половиной оборота, белая змея. "Похоже на то, что это и есть Кундалини" – подумала жизнь. Но жизнь ожидало разочарование, Кундалини спала крепким сном. Жизнь стала кричать, звать змею, но змея даже не шелохнулась. "Как же её разбудить"? – Подумала жизнь. "Как? Как?" – послышалось в стороне. Жизнь обернулась и чуть не упала в обморок. На осле, который, еле передвигал ноги от усталости, гордо улыбаясь, сидела всё таже самая, мысль: - Ты должна привести человека, который похож на высохшее дерево, на высокой скале. - Где же мне его найти? – спросила жизнь. - Узнаешь – ответила мысль. - Зря я связалась с этой обезьяной. Осел, который под ней, уже похож на сумасшедшего, как бы и мне тоже не стать ее жертвой – испуганно подумала жизнь. Но желание найти Чеканщика, было слишком велико, и жизнь отправилась к людям. К её удивлению, люди выглядели странными существами. Внешне, они как будто были еще живы, но внутри, похоже, они уже давно умерли. Поток, который изливался, застыл, и вокруг был лёд. Жизнь стала спрашивать у всех подряд, где найти человека похожего на высохшее дерево. Но никто не знал и даже, и не слышал о таком человеке. Жизнь Чеканщика бродила из селения в селения, но все было напрасно. И вот однажды она забрела в одну из хижин, у подножия вороньей горы. Жил в ней абсолютно голый человек, пища его состояла из глиняной болтушки и птичьего помёта. "Да я знаю этого человека, – сказал голый старик, - он живёт далеко в пустыне, это очень праведный человек, аскет, он святой. Его поведение безупречно". И жизнь отправилась в пустыню. Через некоторое время скитания и бесполезных поисков, её взору предстал дворец из белого камня. Из дворца доносился смех, а музыка заглушала вой ветров всей пустыни. По описанию сумасшедшего старика место совпадало, но смех и музыка сбивали жизнь с толку. Всё это походило скорее на бордель, чем являлось местом обитания святого человека. Жизнь вошла внутрь и у неё, отнялся язык. Посреди огромного зала был бассейн, возле бассейна на коврах и подушках как султан в окружении юных обнаженных красавиц прохлаждался тот самый святой. - Жизнь иди к нам: ешь, пей, ласкай женщин" – сказал святой. Жизнь была настолько обескуражена, что подумала вообще тот ли это человек, который ей нужен: - Слушай, ты больше похож на разгульного развратника, чем на святого человека. - Знаешь эту историю, усмехнулся святой: "Как-то раз умерли две монашки и проститутка. Поднялись они на облака, подошли к воротам рая и постучали в дверь. Вышел святой Петр и спрашивает: "Что вам нужно?" "Мы в рай пришли проситься". – Отвечают женщины. Святой Петр спрашивает: "А как вы использовали свои половые органы, когда жили на земле?" "Только чтобы писить". – Отвечают монашки. "А я с мужчинами спала". – Говорит проститутка. Взял святой Петр проститутку за руку и провел в рай. А монашкам велел идти прочь. "За что ты нас прогнал?" – взмолились монашки. А Петр отвечает: "Рай это вам не туалет". И погрозил им пальцем – С этими словами святой закатился смехом. - Скажи лучше, что тебе надо, за чем ты пришла жизнь Чеканщика? – Спросил святой. - Чтобы ты пошел и разбудил Кундалини. – Сказала жизнь. - Я не смогу этого сделать, свою кундалини я разбудил давно, а это змея Чеканщика и никто кроме него её не разбудит. - Так он же умер, где я его найду? – Воскликнула жизнь. - Есть одно место в Акаши, там хранятся все сведенья о настоящем, прошедшем и будущем. – Сказал святой. – Иди туда в Акаши, но помни что дороги туда нет, но попасть туда можно. И запомни ещё: Лучше пить вино и красавиц ласкать, чем постом и молитвой себя изнурять. Будущего нет, прошлого никогда не было, а настоящее это просто обман. Жизнь Чеканщика была расстроена, двусмысленностью всего услышанного. И это наводило на нее ужас. И уж тем более, где искать Акаши и что это за место, она просто и представить себе не могла. Странно но, от усталости у жизни слипались глаза, и, выйдя из дворца, она завалилась под кроной ветвистого дерева отдохнуть, и уснула. - Я помогу тебе, я знаю дорогу в Акаши. – Послышалось сквозь сон жизни Чеканщика. Она открыла глаза и увидела опять мысль Чеканщика: - Ты следуешь за мной словно тень, и как ты узнаешь о том, что я думаю, кто тебе сказал об Акаши – возмутилась жизнь. - Не важно, – ответила мысль – ведь я же мысль Чеканщика значит и твоя мысль тоже, ты думаешь мной. "Кем он интересно думал, когда пошел на реку искупаться" – подумала жизнь. – Мной конечно – подхватила мысль. – Тогда скажи, почему Чеканщик умер, а его мысли остались жить? – Спросила жизнь. – Это очень просто, - ответила мысль – я никогда не рождалась, как я могу умереть. Меня нет, это Чеканщик меня выдумал. Я искусственная вещь, на самом деле меня нет. И вообще хватит болтовни, давай лучше попьем с тобой чай. Жизнь Чеканщика и его мысль сидели в тени сада и пили чай. – Слушай мысль – обратилась к ней жизнь. - Ты такая умная вот ответь мне на один вопрос: почему у финика съедобная часть внешняя, а у ореха внутренняя? – Создатель больше заботится не о том, как это будет съедено. – Сказала мысль, надкусывая финик. - Создателя больше заботит то, чтобы созданное им было вечным. – Добавила мысль, доедая орех. – Да. – Сказала жизнь. – Если бедняк съест говно, то все скажут что с голоду. А если богатый говно съест, то все скажут, что это лекарство. - Какая же ты пошлая. – Пробормотала мысль. - Слушай жизнь, а что, по-твоему, важней Луна или Солнце? – Спросила мысль. - Луна конечно. – Ответила жизнь. - Почему? - удивилась мысль. - Потому что ночью мы больше нуждаемся в свете. – Добавила жизнь. - Слушай, а давай с тобой в казино сходим. – Сказала мысль. - Давай сходим, в рулетку поиграем. – Согласилась жизнь. - А что будем ставить? – сказали они в оба голоса. - Идите на кладбище и выройте несколько богатых могил. Мысль и жизнь обернулись. Позади их стояло грязное, оборванное существо. - Ты кто? – спросила жизнь. - Я совесть Чеканщика. – Гордо заявило существо. - Слушай как-то, раз с Чеканщиком приключилась история, ты не помнишь? – Сказала мысль, обращаясь к его совести. - А ну-ка напомни мне эту историю. – Воскликнула совесть. - Я помню, однажды Чеканщик шел по пыльной дороге, от жары его ноги стали ватными и еле поспевали за его туловищем. Дома его ждал сытный обед, а проклятым ногам, похоже, было на это совсем наплевать. Как вдруг ему повстречалась девушка. Ее красота и грация настолько поразили Чеканщика, что он упал перед ней на колени и сказал: "О прекраснейшее создание на земле стань моей женой. Моя любовь расцвела в тот же миг, как только я тебя увидел". "Глупый как ты можешь говорить такое, ведь ты не видел моей младшей сестры. Вот она-то и красивее меня и обладает достоинствами, которых у меня точно нет".- Промолвила незнакомка. Чеканщик оглянулся, но увидел лишь безобразную старуху. "Ты меня обманула, твоя сестра не красавица, а всего лишь безобразная уродина". – Воскликнул Чеканщик. " Своими словами ты выражаешь неуважение создателю, не хочешь ли ты сказать, что он ошибся, создав её такой. И к тому же ты меня тоже обманул. Раз ты меня полюбил тогда зачем оглянулся?". – Сказала девушка. - Старая история, я её не помню. – Ответила совесть. - Пошли лучше в Акаши. – Сказала жизнь. И они не спеша, отправились к тому месту, где предположительно должен был находиться Акаши. Окруженный высоким забором и множеством вольер Акаши выглядел пустынно молчаливым. - Что это? – Спросила жизнь. - Обыкновенный зоопарк. – Ответила мысль. – Только звери в нем не в клетках. Весь этот зоопарк наследство от Чеканщика. Садись и наблюдай за этими зверями. - Но я не вижу животных. – Возразила жизнь. – Их нет не только в клетках, их не видно и свободно разгуливающими. - Успокойся, скоро они все пройдут мимо тебя. – Сказала мысль. - Но зачем мне зоопарк, мне надо в Акаши. – Не унималась жизнь. - В Акаши тебе не попасть, пока ты не разберешься с этим зоопарком. Уж поверь мне. – Промолвила мысль. Жизнь удобно устроилась и стала ждать, в голове у неё появились мечты, как она счастливо заживет, когда найдет Чеканщика. - Похоже жизнь Раба лучше, чем жизнь Господина. – Усмехнулась мысль. - Перестань читать мои мысли. – Сказала жизнь. - Они вовсе не твои, а мои. Лучше посмотри вон туда. – Ответила мысль. Прямо на них, подымая пыль и переворачивая все вокруг, несся табун всяких разных животных. А позади всех бежал Чеканщик. Через мгновение вся эта компания скрылась за горизонтом. И тут и жизнь, и мысль полетели в пустоту, и грохнулись со всего размаху о пол. Чеканщик лежал весь в поту, возле скамейки, на которой он спал, валялась его чеканка. Ему и раньше приходилось засыпать за работой, но таких ужасных и страшных снов он ещё не видел. Солнце клонилось к закату, и Чеканщик решил сбегать освежиться после работы. Благо рядом была река. Чеканщик вышел из дома и побрел в надежде остудить свое усталое тело в прохладных её водах. Томное красное солнце уже валилось с ног, а хмельные звезды торопливо спешили на небо. Звезды это самые беззаботные существа, на них нельзя ни в чём положиться. А Чеканщику нужно на кого-то положиться, а положиться он не мог даже на самого себя. Поэтому он подумал, что только сумасшедший, может продолжать жить, а настоящий человек должен покончить с собой. И чеканщик утопился. А наследующее утро, когда солнечный летний день только набирал силу, двое престарелых желудей, устроившись в глубокой тени дерева, спокойно наблюдали за порхающими бабочками, за парящими в небе птицами, и даже за звездами. Но особенно их привлекло происходящее действие в доме, построенном у них по соседству. Через закрытое наглухо окно пыталась вылететь наружу моль. Её попытки были настолько отчаянными и бессмысленными, что она то и дело натыкалась на ржавые гвозди сдерживающие стекло в раме. У окна сидел человек, в руках у него была книга вероятно одна из тех, что пылятся на церковных полках. Он качался в кресле, напротив широко распахнутой двери, так что ветер мог свободно гулять по дому, заглядывая во все углы. Глупые жёлуди молча наблюдали за этой картиной. Моль уже потеряла все силы и лишь изредка взмахивала крыльями. Молчание прервал рыжий воробей. Он сказал: "Мир такой обширный и просторный что она могла бы легко быть в нём свободной. Почему она так глупо рвётся в старое, пыльное стекло с прогнившей насквозь рамой. Какая глупость, пытаться выйти через закрытое на глухо окно, в то время, когда широко распахнута дверь". "Послушай воробей, похоже, человек сидящий в кресле, в том же положении, что и эта глупая моль. Он, вероятно, постоянно пытается вытащить голову из трясины и снова утыкается носом в гнилую бумагу". – Сказал один из желудей. Воробей почесал свой загривок и произнес: "Я знаю этого человека. Каждое утро он ходит в большой дом с куполами на крыше. А рядом с домом есть двор, в нем живут куры, гуси, утки и даже коровы. А под крышей сарая летом вьют гнёзда ласточки, которые прилетают с юга. Сидя на перекладине, они рассказывают о юге, о море, которое там плещется о лазурный берег и о том, что там всё время тепло". Рассказ ласточек и на самом деле приводил всех обитателей двора в восторг. Но пришло время, наступила осень, воздух стал по утрам свежим и прохладным. Это означало только одно, наступила осень, и ласточки отправились обратно на юг к морю. И старой жирной курице тоже захотелось посмотреть на море, и она решила лететь вслед за ними. Курица забралась на самую высокую изгородь и с дуновением промозглого сентябрьского ветра, вслед за несущимися прочь желтыми листьями, нырнула в неизвестность. Перелетела курица дорогу и побежала вниз по тропинке, через берёзовую рощу, по пшеничному полю пока не уткнулась в овраг. Овраг оказался довольно большим и глубоким, и преодолеть его курице не представлялось возможным. Курица была уверена, что она дошла до самого края земли, и дальше идти некуда. Но всё же она решила бежать по краю оврага пока он не закончится. Овраг, и вправду через какое то время закончился возле железнодорожной станции. И перед взором бестолковой курицы предстала огромная вывеска "кафе Южанка". - Вот я и на юге! - Подумала курица. Солнце уже клонилось к закату. А именно его восход и означает уже начало заката, поэтому курица повернула назад к дому. Уже глубокой ночью при свете луны, лишившись, части хвоста, усталая курица наконец-то добралась до дома. Здесь её уже ждали восторженные постояльцы двора. Зевая, курица пробормотала: "Чего стоите, была я на юге, нет там никакого моря". Вот с тех пор и перестали все свиньи, гуси и коровы, верить ласточкам, что на юге есть море. Собрались ласточки и полетели вить гнёзда к реке в тени ветвистых ив. У реки было тихо и спокойно, пока однажды большая глупая рыба не решила утопиться. Создав переполох среди обитателей не только самой реки, но и среди жителей прибрежных за рослей ив и камышей. "Желание некоторых людей тоже равносильно попытки этой глупой рыбы – утопиться". – Сказала одна из ласточек. Другая ласточка ничего не ответила, а только кивнула головой. В небе появились первые звёзды, стало смеркаться. Из голубого, небо превратилось в чёрное. Ласточки задумались: – Неужели темнота существует на самом деле? – Тогда куда она девается утром, когда всходит солнце? – Давай завтра посмотрим, где она прячется. Над рекой повис туман, и сквозь него стала просвечиваться, поднимающаяся над водой, Луна. В чаще деревьев, казалось, что она висит, зацепившись за ветку. Если сходить и посмотреть на каком дереве она застряла, то, как только подходишь, ближе она перескакивает на другое дерево. А бывает так, что Луна прячется в пруду или в колодце. Один человек шёл ночью по дороге, захотел пить наклонился к колодцу и увидел на дне отражение Луны. "Видно она свалилась с неба и не может никак выбраться отсюда". – Подумал он. Человек схватил ведро и стал доставать им Луну. Все его попытки были напрасными, как вдруг ведро за что-то зацепилось. Человек рванул изо всех сил, что у него были, веревка лопнула, и он упал, ударившись головой о камень. Когда он пришёл в себя и открыл глаза, над головой весела та самая Луна. "Как хорошо, что я оказался рядом с колодцем и спас её". – Подумал человек и пошёл дальше. Он все шёл и шел, разглядывая Луну, пока сам не свалился в другой колодец. Одна старая женщина пришла за водой и увидела его. Женщина позвала на помощь, и всеобщими усилиями, человека удалось вытащить из колодца. На что человек гордо заявил: "За то, что вы спасли меня - королевского звездочёта. Я открою вам ваше будущее. И вы будете знать всё наперёд в своей жизни". Старуха засмеялась: "Ты только, что сам упал в колодец и не знал об этом наперёд. А теперь собираешься открыть нам наше будущее". Человек обиделся и пошёл дальше пока не набрёл на скалу. Скала была вся исписана изреченьями мало понятного толка. Было написано следующее: "Дом уже сгорел, а человек только начинает рыть колодец. О человек, пока ты ещё дышишь, посвяти себя поискам истины. Старость подкрадывается словно тигр, жизнь убегает, словно вода из разбитого кувшина, болезни изнуряют подобно ударам врага. Пока ещё есть время, пока твоё тело не одряхлело, и тебя не одолела старость, выбери для себя лучший путь. Погружённый в страдания и радости этого мира ты забываешь о своих кровных интересах, а время уходит. Твой разум одурманен вином неведения, у тебя на глазах страдают и умирают толпы людей, но это зрелище не вселяет в тебя страха. Всё что ты имеешь, улетучится как сон. Цветок юности увянет, а жизнь обернётся краткой вспышкой молнии. О, Богиня, сама земля дряхлеет, и гора Меру дрожит и рушится, что уж говорить о человеческом теле". Дочитал человек последние слова, взглянул на свои усталые руки, смерть уж на пороге, а руки по-прежнему пусты. Закачался человек, застонал и умер. А на утро, встало солнце и с первыми его лучами ласточки отправились на поиски ночи, весь день они летали, заглядывали под деревья, переворачивали камни, и поднимались под облака. Но как они не старались, темноты нигде не было видно. Ласточки уже засомневались, существует ли она вообще на самом деле. Солнце уже клонилось к закату, и только его заходящие лучи, своим тусклым светом, ещё озаряли местность, далеко вокруг. Только большой старый дом, с перевёрнутыми горшками на крыше, стоял погружённый в темноту. Сквозь его большие из фигурного стекла окна почти нечего нельзя было разглядеть, что находится внутри. "Здесь и прячется ночь". – Подумали ласточки и полетели поближе к этому старому дому. Вблизи дом выглядел уже не таким страшным. Хотя внутри было по-прежнему темно. Словно черная мгла никак не может выбраться наружу. И тут в доме загорелся свет, в одно мгновение тьма исчезла, и дом наполнился яркими лучами света. "Так вот, что такое темнота – это просто отсутствие света". – Воскликнули ласточки. "Чего вы там орёте". – Раздался голос внизу: "Летите лучше внутрь дома и посмотрите на это чудо". И ласточки тихо прошмыгнули в приоткрытые двери. Пролетев по длинному, узкому коридору они оказались в огромном красочно убранном зале. В зале толпилось много людей. Все они стояли вокруг какого-то алтаря. Подобравшись по ближе ласточкам, открылась не обычная картина. Убранная в шелка, в драгоценной гробнице на алтаре храма лежала всего на всего обыкновенная черепаха. "Это панцирь жертвенной черепахи. – Пояснил один из собравшихся. - Она принесена в жертву и канонизирована три тысячи лет тому назад. Её священный панцирь озаряет нам путь". Одна из ласточек просто не могла сдержать своё возмущение. "Скажите, – сказала она, обращаясь к собравшимся, - Что лучше по вашему? Отдать свою жизнь, и предоставить жертвенный панцирь в качестве объекта культа и лежать в облаках ладана три тысячи лет, или лучше жить обычной черепахой, волоча свой хвост по грязи". "Для черепахи, - сказал человек, - лучше жить и волочить свой хвост по грязи. Но для нас это место священно. Вы чувствуете, как здесь легко дышится и само божественное нисходит на вас". Клубы дыма от ладана затянули весь зал, люди стали похожи на приведения в этом душном сизом тумане из копоти. "Летим скорее от сюда на свежий воздух". – Завопили в один голос ласточки. И они бросились прочь от этого страшного места. Но было уже слишком поздно все окна и двери были закрыты. От обиды и отчаянья они стали биться о стекло, разбивая в кровь, свои клювы. Но сделать уже ничего не смогли. Через закопченное по углам стекло виднелись звёзды, и луна озаряла макушки деревьев. Лишь крошечной толщены стекла хватило, для того чтобы остановить два отчаянных сердца. На утро дворник, подметавший храм, увидел два бездыханных тельца. Дворник был старый и такой страшный, с похмелья у него болела голова, и он хотел поскорей закончить свою работу. Он сжал по крепче в руках черенок, и церковная метла, подхватив лёгкие пёрышки, начала смешивать их с остальным мусором. Вставало солнце, досыхала утренняя роса, на лужайке возле храма, худой облезший кот тащил во рту рыжего воробья. Ветер, заночевавший в ветвях столетнего дуба, проснулся и рванул на встречу прохладным утренним лучам. Двое престарелых желудей закачались, сорвались со своих шапок и полетели, куда то вниз. Свалившись с такой высоты желуди, конечно же, набили себе шишек, а из одного получилось даже два. И вот они в втроем решили отправиться в горы. Вися всю жизнь привязанными к дубу, с высоты они часто видели заснеженные верхушки скал, и мечтали о том, что когда-нибудь они побывают там. И вот они отправились на встречу горному ручью. Который родился высоко в ледниках, где чистый морозный воздух был ему матерью. Делая первые, робкие и неумелые шаги, ручеёк пробил себе дорогу. Это было совсем не трудно, что может быть проще, чем просто течь вниз. У подножия малыш обнаружил, что множество ещё более мелких ручейков вливаются в него. Прошли дожди и тысячи диких потоков превратили этот ручей в огромную и бурную реку. И вот уже переворачивая камни и выворачивая с корнем деревья, несётся вода и уже готова поспорить с морем. И решил ручей, что нет никого сильней и больше чем он сам. Но дожди не могут идти вечно. Закончилось осеннее наводнение, русло стало мелким и пересохшим. Весь мир, который был брошен к ногам, оказался лишь обман. В итоге ручей всё потерял и ничего не приобрёл. Когда он был молод и полон сил, он был счастлив. Но прошло время, он высох и обмелел, и вместе с водой ушло его счастье. Теперь он вяло плыл в неизвестность, постоянно думая о прошлом, о том, как были полны его берега, руки наполнены силой и с какой легкостью передвигалась его вода. А теперь он просто тихо брёл на встречу с океаном и был очень несчастным. И тут ручей понял, что у счастья нет причины, как нет причины и у любви. Причина есть только у болезни, а когда вы здоровы, то у здоровья не может быть причины. По определённой причине он стал счастливым, но та же самая причина сделала его и несчастным. Случается так, что в одном саду могут посилиться птицы и радовать своим пением окружающих. В таком саду цветут розы, наливаются плоды на деревьях, и аромат жизни наполняет весь воздух. Но есть сады другого рода, они прекрасны, из далека, но если оказаться ближе, понимаешь, что всё в этом саду искусственное, не настоящее. И лишь вороны и стервятники собираются в этом саду. Вы уже ни за что не найдёте в таком саду отдыха в тенистой аллеи из ветвистых деревьев, здесь вам не предложат утолить жажду. И не приведи случай оказаться вам в таком месте. Вы рискуете запутаться ещё больше. Но редко кто смотрит на живые маргаритки, когда вокруг тюльпаны и розы пусть даже они из стекла или пластика. Иногда даже сбитая с толку, пчела пытается собрать с таких цветов медовый нектар. Если бы маргариткам вздумалось посетить такой сад, их бы всего-навсего просто все стыдились и обходили стороной. Потому что посетители этого сада хоть внешне ещё и кажутся живыми, внутри они давным-давно уже умерли. Это очень похоже на могилы на кладбище, там они сверху ухожены и побелены, а внизу они черные грязные и вонючие. Снаружи они чисты и выкрашены, но внутри они по-прежнему сырые и грязные, там всё та же гниль. И даже если стервятники, пролетающие мимо, останутся на время в таком саду, и будут нашёптывать цветам из стекла соловьиную песню, ничто не заставит маргаритку остаться. Но даже если вы попадете в другой сад, где всё иначе, фактически для вас ничего не измениться. Вы захотите стряхнуть с цветов пыльцу, испить сладкий и томный нектар. А нектар настолько сладок и томен, он как наркотик. И вы ни за что больше не захотите улетать из этого прекрасного места. И теперь бедная птица обречена на страдания, а цветок не в силах больше не цвести, не благоухать. Эта странная привязанность убьёт их обоих. И будет у розы трепаться подол на ветру, и закончится нектар, останутся лишь шипы да колючки. А глупая птица будет бить в кровь свою грудь об эти наросты. И если хватит сил можно дожить до заката солнца, а с восходом начать биться снова. Можно ещё полететь вслед за уходящим за горизонт светилом. Тогда вы всю свою жизнь будите за ним ходить, не упуская его из виду. А если быть немного хитрей, то не обязательно бить ноги и ломать крылья, достаточно просто подождать, когда солнце взойдет снова. Если оно село на западе не надо бежать сломя голову за ним, просто тихо ждите, когда оно взойдет снова на востоке. Но это выглядит ещё глупее, чем ходить вслед за ним по кругу. По крайней мере, когда солнце не упускаешь из виду, становишься уверенным в том, что оно всё ещё есть. А ждать сидя под деревом, не известно ещё, взойдёт оно или нет. Что с того, что миллионы лет так было, это не означает, что в один прекрасный момент этого не будет. Что с того, что весной зеленеют деревья, это всё не вечно, придет осень, и они станут жёлтыми. Сегодня вы говорите с деревьями в лесу, а завтра эти деревья будут поднимать камни и разговаривать с вами. И даже булыжник с вашей могильной плиты в один из дней встанет и пойдёт за Луной. И пока он будет идти, от Луны останется половина, всего-навсего серпочёк. И хотя он шёл за ней, не упуская Луну из виду, она стала другой. И не за что не поймёшь где и что было упущено. Выходит даже собственным глазам нельзя доверять. Доверие осталось лишь потому, что никто не идет за Луной, все ждут, когда она выйдет снова. А за то время когда её не видно может что-то произойти. И этой иллюзией можно себя утешить. Утешить себя тем, что за горизонтом Луна сменила свое старое платье на новое. А что остаётся этому камню, только взять книгу и почитать роман или рассказ. Именно этим и занимаются могильные камни, они сидят под раскаленным солнцем и читают. Можно встать у него за спиной и читать вместе с этим булыжником красивую и коварную, и в тоже время печальную историю о розе. О том, как в одном удивительном месте жили не менее удивительные и прекрасные цветы: розы, тюльпаны, астры и дельфиниумы. Розе уже было шестнадцать лет, и она собиралась замуж. Всё бы ничего, да больно уж разборчивой оказалась невеста. С многих мест приходили претенденты в женихи, но кто-то был ни столь красив и грациозен, а другие не имели столь восхитительного аромата. Но главной проблемой было то, что роза никак не могла найти что-то общее, что могло бы их с женихом объединить. Все претенденты были не похожи на розу, и это её раздражало. И вот в один из прекрасных летних вечеров, перед взором обитателей сада, в котором жила роза, предстал старый пион. Для пиона он выглядел весьма необычно. Всё его тело было усыпано колючками. От удивления роза воскликнула: "Наконец-то хоть, что-то общее у нас с этим пионом. У нас обоих есть шипы. Вот если бы ещё его одежда тоже была такой же, как у меня, тогда я вышла бы за него замуж". Это заявление было абсурдно, но не для старого пиона. Через несколько дней он снова появился и все ахнули от изумления. У пиона были листья точно такие же, как и у розы. "Может, и расцветёшь тогда тоже как я". – Воскликнула роза. Искушение было столь велико, что пион отправился снова изменять свой внешний облик. Он уже с трудом передвигался. Тело терзали ненавистные колючки, на руках и ногах путались и мешались наклеенные листья. Теперь пиону предстояло стать розой. Всю ночь он завивал, закручивал и наклеивал свои волосы. К утру, он стал похож на кладбищенский венок, усыпанный розами. Даже опытный глаз не распознал бы в нем пиона. Еле волоча ноги, он снова отправился к розе. "Прекрасно это просто восхитительно". – Воскликнула роза. – "Теперь мы с тобой одно целое. Мы с тобой похожи, мы одинаковые, в нас столько общего". И роза сделала последний штрих, брызнув на пион своими восхитительно пахнущими духами. Неимоверный аромат распространился по всему саду, они благоухали одинаково. Но было и другое, колючки настолько вросли в тело пиона, что уже не представлялось возможным их вытащить, тоже случилось с цветами и листьями. Пион выглядел глупо, хотя он и был розой. Но это не принесло ему счастья и удовлетворения. Что делать вместе двум розовым кустам? Как выяснилось совсем нечего! Так и завяли два розовых куста от тоски и скуки, глядя друг на друга. Читая эти строки, могильный булыжник и не заметил, что целый день просидел на солнцепёке. Он так разогрелся, что из серого цвета превратился в пурпурный. В небе появились грозовые облака, от которых веяло прохладой и сыростью. "Сейчас освежимся". – Подумал булыжник. Дождь застучал по его каменной башке и гранит, не выдержав, лопнул, разлетевшись на тысячи мелких кусочков. Небесная вода подхватила куски камня и понесла к реке, яростно швыряя их в её русло. Где волны и течение доделали своё дело, превратив камень в песок. На этом то песке и устроились беззаботные глупые раки. Они притащили с собой свои домики и тем самым создавали шумную компанию, привлекающую случайных прохожих. Копошившееся рядом окуньки терзали упавшую в воду личинку. "Добрый день". – Послышалось, где-то рядом. И из взбитой мальками мути появилась огромная голова щуки. Ленивые раки вылезли из своих домиков. "Чего тебе большая рыба?" – Сказал самый толстый рак. "Не могли бы вы мне помочь в одном очень важном деле? – Сказала щука. – Я слышала от других рыб, что есть река, но я не знаю точно, что это и где. И всё же я очень хочу на неё посмотреть". "Да мы тоже слышали эту историю. – Ответили раки. - Но где она находится, мы не знаем. Здесь не далеко живёт старая улитка, много лет назад она свалилась в воду с тех пор и живёт под той корягой, что за изгибом русла. Обратитесь к ней, может она знает, где находится река". Щука ударила плавниками и медленно с важным видом отправилась искать улитку. Искать долго не пришлось, всё оказалось в точности, как рассказали раки. Улитка беззаботно сидела на коряге, свесив ноги. "Послушайте уважаемая, - сказала щука улитке, - я ищу реку, не поможешь ли ты мне". "Это не так просто. Многие пытались её найти, но потерпели не удачу. – Ответила улитка. – Для этого нужно иметь карту и компас, и ещё нужно много и долго учиться способности видеть реку. И только тогда если очень повезет, может ты и увидишь её". "Нет у меня времени ни учиться, ни ждать". – Ответила щука. И поплыла дальше. Весь день у неё прошёл в пути. И уже ближе к вечеру в зарослях сизо-зеленых водорослей, она заметила шевеление. Подплыв поближе, щука увидела странную картину. Множество больших и малых рыб толпилось вокруг куска камня покрытого тиной. "Что вы здесь делаете?" – Спросила щука. "Мы совершаем обряд поклонение реке. – Ответила одна из рыб. – После смерти мы все попадём в реку. Оставайся с нами, и ты тоже попадёшь туда". "Не ужели нужно умереть, чтобы увидеть реку". – Подумала щука. "Нет спасибо, я хочу увидеть реку ещё при своей жизни". – Сказала щука. Казалось, что она уже никогда и не за что не найдёт то, что ищет. "Может со мной что-то не так? Может, я съела слишком много мальков и из-за этого река наказывает меня?" – Подумала щука. Она перестала охотиться на мелких рыб и начала питаться водорослями. "Это должно помочь", – подумала глупая рыба. Но это как нестранно не помогало. А даже наоборот мешало. Щука постоянно боролась с голодом, и держала себя в руках. Это привело к тому, что её рыбьи мозги стали высыхать. Как-то одна из рыб, беззаботно прохлаждающихся в пруду, спросила щуку: "Эй, щука ты, что в модельное рыбное агентство готовишься? У тебя уже жабры торчат". "Нет. – Ответила щука. – Я решила теперь поститься. В молодости я грешила, а теперь должна искупить всё это. Тогда может река захочет показать мне себя". "Ты что дура? – Ответила рыба. – То, что ты называешь рекой вокруг тебя, ты живёшь в ней". "Ах ты, наглая обманщица. – Сказала щука. – Тебя послали демоны, чтобы сбить меня с истинного пути. Убирайся от сюда гадкое создание". И щука бросилась в драку. Бедная рыба едва спаслась от неё бегством. А щука поплыла дальше и вдруг над головой она заметила блестящий луч. Он переливался всеми цветами радуги. "Это река подаёт мне знак". – Подумала щука. И она в туже секунду ухватилась зубами за блесну, крючки впились ей в нёбо. "Не страшно, - подумала щука, - боль это тоже испытание, река просто решила меня проверить". Стоявший на берегу, конопатый мальчишка очень обрадовался, когда вытащил такую огромную рыбу. Последнее что увидела рыба это голубое небо и лазурную воду, из которой её вытащили. Мальчишка, ликуя от счастья, подхватил свою рыбу и побежал домой. Река ему на этот раз дала крупный улов. А река течёт дальше, бегут её воды, торопятся, только берега сдерживают их натиск. И что только не несёт вода: и грязь, и листья, и сгнившие стволы деревьев, и даже трупы животных. А среди этого ещё рыба водится, живёт, мечтает и думает о чём-то своём. И похоже это на то как, проснувшись утром в вонючей, и затухшей за ночь пастели, встаёшь и думаешь, что новый день принесёт что-то новое, чего ещё не было раньше. Совсем как сейчас. Весь день живёшь в ожидание чуда. Даже приближение солнца к закату не может тебя вразумить. Никто не может понять, что восход солнца это и есть начало его неминуемого заката. Послушай его на закате, и ты услышишь вздохи сожаления. Это при встрече с океаном вздыхает устье реки, но её исток об этом ещё ничего не знает. Это так же как смеяться и радоваться, когда рождается человек. А могильщики тем временем уже начали копать ему могилу. И только от них зависит, сколько времени на это уйдёт. Если не дай бог, они запьют или потеряют свой инструмент, вам суждено промучится долго. А если они будут стараться, то могут поспеть и ко дню вашего первого дня рождения. И когда вы умрёте, все будут плакать, как будто они умерли сами. И бережно спрячут ваше тело под землю. Как будто съеденным червями быть лучше, чем быть растерзанными дикими животными и птицами. И старый булыжник с каменной башкой будет ждать, когда небесная царица семь раз опустит верёвку чтобы суметь за неё ухватиться. Дабы оставить труды и бедность жизни, и пойти служить в богатстве и торжестве, доказывая всем, что это и есть способ, подружится с Богом. А старьевщик, скупающий ненужные вещи находит их бесплатно. И считает их ценными, не менее чем вы цените драгоценные камни и золото. И он не за что на свете не поделится своим богатством, пока смерть не разлучит их. Лишь после этого всё на копленное становится всеобщим достоянием. Но до сих пор не нашлось смельчака, который бы захотел поднять всё это драгоценное собрание. И только из-за того, что нет объяснения тому, куда всё делось, и когда без временно ушедший смог подменить всё ценное на ненужное. Всё это будет валяться без надобности долгие, и долгие годы. И будут искать тот момент, который как кажется, был упущен. И ещё много тысяч раз будет изрезана на пласты земля. И случится, так что старьёвщик вырастит дерево не бывалой красоты и не обычного аромата распустятся на нем цветы. Пройдёт время и сгниёт, и истлеет всё вокруг, останется лишь один аромат. Придут другие старьёвщики, будут долго думать и не смогут понять, откуда идёт такой неповторимый и тонкий аромат. Так как одни спали и просыпались, а другие умирали. А в то время многие засыпали и, умирая их тело, служило пищей для других. Даже те, кто спал и вновь просыпался и обретал бодрость, были впоследствии пищей для таких же, как и они. Было это до тех пор, пока не нашёлся новый аромат, вокруг которого собрались те самые старьёвщики. Звали этот аромат Пустошь. Так как он был пустой внутри как бамбук, поэтому он и получил такое прозвище. Был у него ученик по имени Завтрак, родители у Завтрака были бобовые зёрна, и служили у одних важных и глупых господ. У этих господ бобы подавались к завтраку. Без всякого сомнения, Завтрак был бы заживо съеден как его прабабка и мать. Но случилось так, что одна глупая птица схватила его и потащила к себе в гнездо. И он был бы и там с легкостью съеден, если бы не дырявый рот птицы. Пролетая над морем, она выронила его. Прошли годы, Завтрак обошёл все моря и океаны, пока его не прибило к берегу. Пустошь нашёл его, выходил и оставил жить в своей хижине на высокой горе. Завтрак был настолько благодарен тому, что Пустошь спас его и оставил жить у себя, что решил отблагодарить учителя. То и дело Завтрак приставал к учителю с предложением о благодарности. Пустошь в ответ улыбался и говорил, что Завтрак ничего не сможет для него сделать. А Завтрак не унимался и так достал, в один прекрасный день, своего учителя, что Пустошь согласился. – Хорошо, - сказал учитель, - спустись с горы в долину принеси мне чашку воды, я хочу пить. Завтрак схватил пиалку и с радостью побежал в долину. Спустившись с горы, он постучал в первую из попавшихся хижин. Двери открыла молодая привлекательная девушка по имени Рисинка. – Не дадите ли вы немного воды для моего учителя, – сказал Завтрак. – Ты служишь учителю, который живёт на этой высокой горе, – воскликнула Рисинка. – Войди и благослови моё жилище, – продолжила она. – Я не могу, меня ждёт мой учитель, я должен принести ему воду, - ответил Завтрак. – Это не займёт много времени, - запричитала Рисинка. Завтрак остался и благословил дом. Затем попил чай с пирогом, а затем уставший и сытый вовсе завалился спать. Утром он благословил всех животных, которые родились за ночь. Потом помог посадить, обработать и убрать огород. Дело шло к зиме, нужно было наготовить дров. К весне у Рисинке появились первые дети, а с ними и новые заботы, и хлопоты у Завтрака. Завтрак забыл об учителе и уже никогда больше не вспоминал о нём. А дел у Завтрака хватало: плодился скот, росли дети, нужны были новые коровники, школы, детские сады и больницы. На глазах захудалый край рос и процветал. Завтрак был очень доволен собой. И решил он как-то забраться на высокую гору и окинуть взором долину, чтобы увидеть всё своё богатство. И вдруг небеса расторглись и с гор в долину хлынула огромная лавина воды. Вода сметала всё на своём пути, повергая дома, людей и скот в своей пучине. Посмотрел Завтрак на раскинувшееся море, на то место где минуту назад играли его дети, и танцевала от счастья Рисинка, и поник от горя. – А я всё ещё жду от тебя обещанную воду, - раздался оглушающий голос. Завтрак поднял глаза и увидел на гребне волны своего учителя. Вспомнил Завтрак кашу из своих родителей. Рисинку ставшей подкормкой для рыб. Да так разволновался что онемел. Странное чувство посетило его. Ноги у Завтрака вросли в грязь, что-то распирало его изнутри. Он ощущал, как у него за спиной вырастают крылья. Ещё мгновение и он развалился на части, из него появилось два зелёных листочка. С каждым новым днём листьев становилось всё больше и больше. Затем появились цветы, а из цветов плоды и вот уже семейка проворных сусликов, опьяненная ароматом спелых бобов, волокла их себе в нору. Суслики слыли хитрыми и очень коварными людьми. У них были под землёй целые города. И каждый город был связан сетью туннелей. Запрягая земляных червей в повозки из скорлупок от орехов, суслики даже устраивали гонки по этим туннелям. В основном все суслики занимались приготовлением красок, потом меняли эти краски на небесную патоку у орфиков. Орфики тем самым имели полную палитру красок и могли разукрашивать небо, облака, и звёзды. А суслики получали взамен от орфиков сладкую патоку. Из патоки они приготавливали особенное сусло и делали из него неповторимое по вкусу вино. От слова сусло и пошло их родовое название суслики. Суслики никогда не видели орфиков. Они просто вечером оставляли у своих норок скорлупки с краской, а на утро забирали их уже наполненные нектаром. Ходили слухи, что Орфики были очень красивые, бесшумно передвигались и не имели тени. Но как было на самом деле, никто не знает. И вот в один из душных летних вечеров наваривши своего сусла и вдоволь напившись, как обычно и водится, и говорится: "Нищий мнит себя шейхом, напившись вина. Львом становится лисица, если пьяна. Старость беспечна как юность. Опьяневшая юность как старость умна. Не обошлось без приключения и в этот раз. Напившись до пьяна, один из сусликов объявил себя орфиком. И никто не посмел с ним поспорить, кроме очень старого и дряхлого суслика. Никто не помнил уже, когда он родился тем более никто и не мог предположить, когда он умрёт. Этот старый гордо заявил всем собравшимся, что у орфиков нет тени. Пьяный суслик посмотрел на свою тень и решил, что от неё нужно срочно избавиться. А избавится от неё очень просто, от неё надо сбежать. А тень и на самом деле была ужасной, торчащие уши, тонкие лапы и безобразное тело. "Решено". – Сказал суслик. Выскочил из норы и побежал что есть силы. Но как бы он не бежал, тень всегда была рядом и следовала за ним без видимых усилий. И не известно, сколько бы он ещё бежал, если бы солнце не село за горизонт. Тень вдруг исчезла сама собой. "Наконец-то отстала". – Подумал суслик. И решил теперь под покровом ночи, петляя, как заяц, сбить с толку свою тень, чтобы она его не нашла, и не смогла больше догнать. Всю ночь бегая от своей тени и от самого себя суслик забежал так далеко, что дорогу домой уже не нашёл бы за всю свою оставшеюся жизнь. Суслик ликовал, он обманул свою собственную тень. Только одно его расстраивало, что никто так и не узнает, что он стал орфиком. Ведь дорогу домой он уже не найдёт. Скоро, совсем скоро забрезжил рассвет, и взошло долгожданное солнце. И беднягу ожидал удар. Суслик хотел, есть, и пить, тело его валилось от усталости. А тень напротив выглядела бодрой и свежей как будто и не бежала за сусликом. Все усилия, весь этот вчерашний марафон оказался не более чем, пустой затеей. От отчаяния, суслик решил броситься вниз, с утёса. Он был уверен, что глупая тень ни за что на свете не последует за ним. "Даже если я разобьюсь, то умру орфиком". – Подумал суслик. И бросился вниз. Переломав все лапы и разбив голову, суслик очнулся внизу на камнях. Тень была как не странно рядом. Суслик пополз в поисках места, где он смог бы зализать раны и отлежаться. Благо поблизости была не большая пещера. Он заполз в пещеру, и снова тень исчезла, но как только он выползал из неё, на солнце тень появлялась снова. Никто не знает, удалось ли ему отделаться от своей тени или нет, но последнее что он видел, умирая, лежа в пещере, это город на другом берегу реки. Город был довольно огромным, с большими, и красивыми домами, белокаменными башнями и с садами, наполненными, диковинными птицами. Фактически он был величиной с грецкий орех. И жило в этом городе большое число жителей. Но фактически их было всего трое. Первый был абсолютно слепой. Но говорили если надо, то он увидит на луне и таракана. Другой был абсолютно глухой, но общался с духами и слышал о чём они говорят. Последний был абсолютно голый и всё время боялся, что его могут ограбить. Вот так они и жили. Пока слепому не показалось что за стенами города кто-то прячется. И он побежал к глухому. "Да я давно слышу как они идут и переговариваются друг с другом". – Сказал глухой. И тут выскочил голый и стал кричать: "Братья они идут чтобы нас ограбить". Пока они орали и спорили в город вошла шумная компания. И этим троим ничего не оставалась как только спасаться бегством. Через какое-то время им стало интересно что за люди пришли в их город. Тогда они решили послать глухого посмотреть чем они там занимаются. Глухой пошёл в город. Вся толпа народа сидела спокойно на базарной площади и смотрела как один сумасшедший кричал, танцевал и корчил рожи. "Похоже этот малый немного не в себе. И вероятно кого-нибудь из собравшихся скоро убьёт". – Подумал глухой. Вернувшись назад, он рассказал всё что видел оставшимся двоим. "Я не верю что они так просто вот сидят и ничего не делают". – Сказал слепой. И через год отправился сам посмотреть, что делают эти люди в их городе. Подойдя к площади, он увидел как сотни и сотни мужчин и женщин танцуют и кричат вокруг одного человека. "Похоже, они все сошли с ума, - решил слепой. – О, бедный старик они его, наверное, убьют". И слепой побежал всё рассказывать остальным. Ещё через год уже сам голый решил посмотреть, что происходит в их городе. Вернувшись в город, на базаре он застал лишь одного танцующего старика. И только ветер шевелил песок. Песчинки терлись и наскакивали друг на друга, словно пчёлы в большом весеннем рое. А старик собирал песок и разговаривал с ним. – Что ты делаешь? – Спросил голый старика. – Я собираю глаза, губы и ресницы красавиц. Руки и ноги королей и падишахов. А затем делаю из них кувшины, - ответил старик. – Похоже, ты совсем сошёл с ума, - сказал голый. Старик усмехнулся. – Садись лучше рядом я расскажу тебе историю об одной принцессе. Голый сел рядом. – Дело, значит, было так: "Жила в одном замке очень красивая девушка и звали её Индра. Через их замок проходили все караванные пути торговцев. И Индра с детства слышала рассказы о женщинах богинях. Она очень мечтала, что когда-нибудь, придёт время, и она тоже станет богиней. Тело Индры было столь совершенно, что такого совершенства не достичь простому смертному. В её глазах отражались все звёзды вселенной. Женщины просто сгорали от зависти, видя Индру. А мужчины теряли дар речи и просто сходили с ума от её красоты. И если бы дыхание не происходило само собой, то многие мужчины просто бы умерли, глядя на Индру, забыв о том, что нужно дышать. Но Индра не ценила того, что имела, она хотела стать Богиней и не замечала своей красоты. Она хотела в тайне покинуть свой дворец и отправиться искать место, где можно стать богиней. Так она и сделала. Индра скиталась по всему белому свету и везде ей говорили одно и тоже, что её желание стать совершенной, похвально, но если её примут в монастырь, то её красота затмит самого учителя и все ученики начнут поклоняться только ей и её красоте. И, скорее всего из-за неё они забудут своё учение, и вообще Индра затмит собой даже самого Бога. Так Индра ходила от одного монастыря к другому, но никто не хотел её принять. Вероятно, за годы скитаний зеркало ума Индры сильно запылилось, и ему требовалась тряпка, для того чтобы стереть пыль. И если бы она захотела взглянуть в него, то вряд ли что-то смогла бы разглядеть. От отчаяния Индра бросилась в кипящее, утреннее солнце. Но по утрам солнце ещё холодное, поэтому Индра не сгорела, а лишь обожгла себе лицо. После этого уже никто не мог узнать в ней прежнею красавицу. Люди с трудом узнавали в ней даже женщину. И она сразу же нашла приют в первом, попавшемся на её пути монастыре. Шли годы она училась, совершенствовала свой дух. Но совершенство не наступало. Дух не тело совершенствовать особенно было нечего. Но Индра была настойчивой, она всё пыталась и пыталась. И вот она стала уже дряхлой старухой. Вся её жизнь прошла абсолютно попусту. Своё красивое тело она загубила, не давши, им насладиться другим, и не насладилась им даже сама. Старая и одинокая она брела по дороге, неся воду в бамбуковом ведре. Полная сочная луна раскачивалась в ведре. Казалось, что Луна просто насмехается над Индрой, как вдруг верёвки стягивающие бамбук лопнули, вода вытекла и Луна пропала. Индра проснулась, подняла голову и увидела в небе настоящую луну. Зеркала ума тоже почему-то не оказалось, так что пыль было стирать не с чего. "Нет воды, нет Луны, - подумала Индра. Когда она считала, что бодрствовала, фактически она спала крепким сном с открытыми глазами". И лишь когда вечером она засыпала в своей пастели, она абсолютно просыпалась. И говорить она только могла во сне. Проснувшись, оказывалось что сказать ей было нечего". Голый почесал свою задницу и сказал: – Эй, старик ты с легкостью рассказываешь о других, а что ты можешь рассказать о себе. – Сказал голый. – Ну что тогда слушай, - Ответил старик. – "В канун очень большого праздника я сидел за столом в своём доме, готовя своё сердце к празднеству. Как вдруг поднялась такая страшная буря, что казалось, весь холм на котором стоял мой дом, вот-вот развалится на части. Я испугался, подумав, что демоны пришли за мной, и тут вдруг почувствовал, что кто-то дергает меня за воротник. В ужасе я оглянулся, и увидел прекрасную, восхитительную девушку, в небесно голубом одеяние, усеянном золотыми звёздами. С огромным декольте спереди, и глубоким вырезом сзади. За спиной у неё были крылья. С помощью этих крыльев она могла летать быстрее любого орла. В правой руке она держала золотую трубу, а в левой пачку писем. Из этой пачки она выбрала одно не большое письмо и положила его на стол. Затем без единого слова она расправила крылья и улетела вверх, издав на своей трубе прекрасный и такой могучий звук, что четверть часа после этого весь холм отзывался эхом. В письме я обнаружил стихи, написанные золотыми буквами на лазурном фоне. Сам князь тьмы и демонов Вельзевур приглашал меня к себе в гости. По мере того как я читал это письмо мои волосы становились дыбом, на утро предстояла дорога в ад, нужно было хорошенько выспаться. Весь следующий день я шёл дорогой которую Вельзевур указал в письме. Стараясь не сбиться не влево не вправо. Наконец перед самым закатом солнца я заметил величественный портал стоявший вдали высоко на скале. Когда, наконец, я дотащился до портала, то от него на встречу мне вышел человек и представился как страж ворот. Он спросил у меня письмо и приглашение. После короткой церемонии мне предложили пройти внутрь. Сгущались сумерки и прекрасная девушка в прозрачном тонком одеянии и чудесным факелом в руке начала зажигать фонари вдоль дороги к внутренним воротам. Пройдя, и через эти ворота я направился к третьим. Третий страж записал моё имя и дал мне пару новой обуви так как пол в замке был из чистого сияющего мрамора. Свою старую обувь я отдал нищему сидящему у ворот. Теперь два пажа ввели меня в замок и оставили одного в маленькой комнате. Где к моему ужасу не зримые парикмахеры срезали у меня на макушке волосы. Зазвонил колокольчик вернулись два пажа и, светя фонариками, повели меня через множество дверей по вьющемся вверх лестницам в просторный зал, где было много гостей: императоры, короли, принцы. Вскоре зазвучали трубы, приглашавшие нас на пир, и все расселись за столом. За тем было внесено мясо и не видимыми руками было роздано гостям, причем сделано это было так искусно и в таком порядке как если бы каждого гостя обслуживал индивидуальный слуга. Люди, похотливого сорта, захмелев, начали хвастаться своими способностями. Один слышал ритмы небес, другой видел живописных девиц, а третьи не весь вообще что. Я проклинал тот день, когда решил прейти сюда. И вдруг все услышали напевы такой чудесной музыки, что даже галдеж смолк, и никто не мог произнести ни слова. Затем музыка заиграла ещё громче, она была так торжественна, что у меня защемило сердце. Двери открылись, и на парящем по воздуху троне скользя, влетела всё та же девушка. Она с достоинством объявила, что на пиру Вельзевура могут присутствовать только самые достойные. И завтра нас всех будут взвешивать. На рассвете девушка явилась снова. На этот раз она была в красном облегающем фигуру бархате, опоясанная белым шарфом. Затем были внесены огромные весы и подвешены к середине зала. Возле них поместили маленький столик, накрытый красной скатертью. На столике поставили семь гирь. Одну довольно большую, четыре поменьше и две, каждая из которых, была больше всех предыдущих. Полный достоинства император был первым кто ступил на весы. Первые шесть гирь он выдержал, но когда положили седьмую, его чаша была перевешена. После чего он был связан. Один за другим были взвешены все остальные. И мало кто выдержал испытание. Но среди выдержавших был и я. Затем нас всех кто выдержал это испытание привели в огромный зал где был накрыт стол с разными явствами. Во главе сидела всё та же прекрасная девушка. Она так просто себя вела что я осмелился спросить её имя. Улыбнувшись на моё любопытство, она ответила загадкой: "Моё имя содержит в себе шесть и пятьдесят, однако состоит только из трёх букв. Третья буква есть третья часть пятой, которая, будучи сложена с шестой, образует число, сумма цифр, которых превышает третью ровно на величину первой, и которая есть половина четвертой. Пятая и седьмая равны также как первая и последняя. Первая и вторая в сумме равны шестой, которая на четыре больше чем утроенная третья". Такой ответ был слишком сложен". Голый почесал свою голову и спросил старика: – Так ты узнал её имя? – А ты сам не догадываешься. – И что же было дальше? – Спросил голый. – А дальше было так: "С нами за столом сидел её отец. И когда он хорошенько напился, то предложил присутствующим купить у него какую-то заповедь. Он предлагал её весь вечер, но никто не то что купить даже узнать о чем эта заповедь так и не захотел. А потом пришёл какой-то седоволосый старик, который опоздал на несколько суток. Отец девушки так обрадовался, новому гостю, что предложил ему заповедь взять абсолютно бесплатно. На что опоздавший сказал, что если бесплатно, то он возьмет их штук десять. Все гости после этого долго смеялись. Затем разошлись потихоньку спать. Утром Вельзевур проснулся и в ужасе собрал всех своих слуг. "Слушайте! – Сказал он. – Во сне сегодня ко мне пришла смерть и сказала, что вечером я должен буду умереть. Я хочу чтобы вы нашли способ как мне избежать смерти". Слуги бросились искать мудрецов и уже через час стали съезжаться дряхлые старцы, и каждый из них притащил с собой свои писания. Добрую половину дня они спорили между собой, а некоторые успели даже между собой подраться. Вельзевур уже почти отчаялся, как вдруг один из слуг подошёл к нему и сказал: "Вельзевур эти мудрецы и через тысячу лет не придут ни к какому мнению, а ты к вечеру умрёшь. Поэтому тебе больше ничего не остаётся, как сесть на коня и бежать из дворца куда глядят твои глаза. Может это тебя и спасёт". Вельзевур не минуты не раздумывая сел на коня, и бросился прочь вслед за уходящим солнцем. Он скакал и скакал пока солнце совсем не село, и не стало темно, лишь после этого он остановился. Он пересёк почти всю пустыню и оказался у края оазиса. "Здравствуй! Ты поспел вовремя Вельзевур". – Послышалось из чащи деревьев. И на встречу ему из темноты вышла смерть: "Я думала что ты не поспеешь к сроку. Спасибо твоему коню, он вовремя тебя привёз". И смерть похлопала коня по гриве". Голый почесал свой живот. – Да, - сказал он. – Попавших туда раньше времени я видал, но чтобы кто-то опоздал, такого ещё не было. – Пойдем, - сказал старик, - проведаем моего старого приятеля, он живёт тут не далеко. Вот уже десять лет как он сидит в своей хижине и хочет услышать голос Бога. – Пошли, - согласился голый. И они зашагали по извилистой дороге убегающей куда-то в горы. Солнце было высоко за полдень и макушки скал, покрытые снегом, выглядели нелепо на фоне солнечного дня. По мере того как старик и голый поднимались всё выше в горы становилось всё холодней и голый от мороза стал покрываться инеем. – Не расслабляйся, - сказал старик, - туда к кому мы идем нас не ждет ничего хорошего, но согреться мы там конечно сможем. Наконец показалась хижина, к которой они так долго шли. Старик отгрёб снег и открыл дверь. Странная картина открылась их взору посреди комнаты сидел человек тоже абсолютно голый, от его дыхания шёл пар и сам он был весь в поту. А над его головой на верёвке висел огромный камень. – Эй, приятель, - обратился к нему старик. – Что это ты здесь отчебучиваешь? – Греюсь! – Холодно!- ответил приятель. – А за чем ты привязал этот камень? – Спросил голый. – Ведь если он упадёт на тебя то от тебя ничего не останется. – Я же говорю, я им согреваюсь, - ответил приятель. – Как я только подумаю о том, что если он на меня упадёт и размозжит мне башку, так меня сразу бросает от этого в пот... Я использую этот трюк уже, которую зиму, - добавил он. – Главное, что никаких дров не нужно. – Мы пришли к тебе по делу, - сказал старик. – Интересно, по какому? – Удивлённо спросил приятель. – Да вот этот парень собирает разные истории по всему миру, может, расскажешь ему свою. – С удовольствием! – Воскликнул приятель. Он вытер пот со лба и начал рассказывать: – Когда-то очень давно, ещё в юношеские годы, я был озабочен божественностью. Моя мать, мой отец и мои братья - все они каждое воскресное утро, отправлялись в церковь. Естественно, прихватывали с собой и меня. Находясь в церкви, мы молились громким голосом и разговаривали с Богом. Моя мать считала, видимо, Бога всего лишь глупым существом и постоянно ему что-то указывала и советовала. Советовала, чтобы он относился ко мне построже, и предлагала сделать Богу так, чтобы мой отец бросил пить, и колотить её по пьянке. Скорее всего, Всевышнему нужна была секретарша, чтобы записать всё то, что успевала наговорить и наказать ему моя мать. Это больше походило на депутатский наказ, чем на молитву. Сначала я тоже разговаривал с Богом, когда молился. Но постепенно до меня стало доходить, что от этого разговора нет никакого толка. Я понял, что ничего существенного, сказать Богу, я попросту не могу. Если он всемогущ и всевидящ, то он и сам всё видит и знает, так что я могу сказать ему нового, чего он не видит или не знает. И я перестал с ним говорить, я стал, просто молча сидеть. Я стал молчать, как будто у меня нет языка. Но современем, я понял, что одного молчания не достаточно. В моём молчании нет никакого смысла. Тогда я стал прислушиваться. Я стал слушать Бога. Но это выглядело просто сумасшествием, я даже не знал, если он на самом деле. А если его нет, то к чему я тогда прислушиваюсь. Мать сказала, что моё молчание выглядит бесполезным, для того чтобы чего-то достичь нужно, иметь хорошо подвешенный язык. Но я то знал, что только моё молчание и вслушивание может дать мне ответ есть ли он Господь на самом деле или его нет. И вот я здесь, на этой заснеженной горе, уже десять лет, сижу в этой хижине и прислушиваюсь к голосу всевышнего. Вот и вся история, – закончил на этой фразе приятель. – И что так и ни разу не слышал гласа Божьего, - спросил голый. – Ни разу, - ответил приятель. – Ах ты, бездельник, - послышалось за дверью хижины. Все, троя, побелели от испуга. – Всевышний женщина? – Удивленно обратился приятель к голому и старику. И тут в хижину ворвалась разъяренная женщина с огромной палкой в руке. – О боже! – Воскликнул старик. – Это же моя жена, она сейчас меня убьёт. Женщина замахнулась палкой у него над головой, и старик от страха закрыл глаза. От удара у него потемнело в глазах, и он упал, потеряв сознание. Женщина стала бить его по щекам. Когда старик открыл глаза, он лежал на берегу реки, а рядом стояли его соседи, жена и дети. – Ну что идиот накупался? Скажи спасибо соседям, что вовремя тебя вытащили из реки, - произнесла жена. "Ни за что больше не пойду на реку, - подумал Чеканщик. – Хватит"…
  2. Интересен сам подход и лёгкость достования индигридиэнтов... представить конечно можно